ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава

Прошло уже много времени, как угасли последние угольки, когда Морейн открыла глаза и посмотрела на Найнив. Та лицезрела ухмылку Айз Седай даже в мгле.

— Он возвратил для себя монету, Мудрейшая. Все будет отлично.

Она со вздохом легла на свои одеяла, и практически сразу послышалось глубочайшее дыхание спящей.

Найнив, как ни старалась тогда ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, длительно не могла последовать ее примеру, даже такая усталая. Воображение услужливо подбрасывало ей самые худшие картины, как ни отгоняла она их от себя. Все будет отлично. После Беломостья она не могла вынудить себя с прежней легкостью веровать этому.

В один момент Найнив, как от толчка, очнулась от мемуаров ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. Ее окружала ночь; а на ее руку и впрямь легла рука. Сдержав рвущийся из гортани вопль, она нашарила у пояса ножик, но ладонь ее сомкнулась на рукояти ранее, чем Найнив сообразила, что это рука Лана.

Капюшон Охрана был отбросят, а его плащ-хамелеон сливался с ночкой, так что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава неясное пятно лица казалось просто висячим во мраке. Рука, коснувшаяся ее предплечья, появилась как будто из воздуха.

Найнив конвульсивно, со всхлипом вздохнула. Она ожидала от Лана замечания, с какой легкостью он застал ее врасплох, но Страж заместо этого оборотился и стал рыться в собственной переметной суме.

— Вы необходимы, — произнес он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава и погрузился на колени, принявшись обвязывать оковами ноги лошадок.

Стреножив лошадок, Лан выпрямился, прочно взял Найнив за руку и вновь шагнул в темень. Его черные волосы были под стать ночи, сливаясь с ней не ужаснее плаща, а шума Страж создавал намного меньше, чем она сама. Нехотя Найнив обязана была признать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, что не смогла бы идти во мраке следом за проводником, не держи он ее за руку. Она не ощущала убежденности, что смогла бы освободиться от его хватки, если бы ему захотелось удержать ее; руки у Охрана были неописуемо сильными.

Проведя Найнив к маленькому пригорку, который с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава большой натяжкой можно было прозвать холмиком, Страж погрузился на колено, потянув ее на землю рядом с собой. В последующий момент она рассмотрела, что и Морейн тут. Неподвижная, Айз Седай могла сойти в собственном черном плаще за тень. Лан указал вниз, на огромную поляну посреди деревьев на той стороне холмика ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава.

Найнив нахмурила брови в мерклом лунном свете, потом, внезапно все осознав, улыбнулась. Те бледноватые кляксы — расставленные правильными рядами палатки: понизу раскинулся погруженный во тьму лагерь.

— Белоплащники, — шепнул Лан, — их сотки две, может, больше. Вот там, пониже, неплохой источник. И тот юноша, который нам нужен.

— В лагере? — Она быстрее ощутила, чем увидела утвердительный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава кивок Лана.

— В самом его центре. Морейн может указать прямо на него. Я подобрался достаточно близко, чтоб осознать: он под стражей.

— Пленный? — произнесла Найнив. — Почему?

— Не знаю. Малышей Света не заинтриговал бы деревенский мальчик, если только что-то не возбудило у их подозрений. Свет знает: многого ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава не нужно, чтоб Белоплащники стали подозрительными, но это все равно меня беспокоит.

— Как вы хотят его высвободить?

Только когда Страж посмотрел на Найнив, она вдруг сообразила, сколько в ее тоне было убежденности в том, что Лан просто может пройти в самый центр лагеря, где находилось две сотки человек, и возвратиться вкупе ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава с мальчуганом. Хорошо, он же все-же Страж. Должны же хоть КАКИЕ-ТО из преданий быть правдивыми.

Найнив боялась, не поднимает ли он ее на хохот, но глас Лана был решителен и деловит.

— Я могу вынуть его оттуда, но этого никак не сделать втихую. Если нас увидят, у нас ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава на хвосте окажется две сотки Белоплащников, при этом мы будем скакать по двое на одной лошадки. Если, естественно, они не будут очень заняты, чтоб гнаться за нами. Вы готовы рискнуть?

— Чтоб посодействовать односельчанам? Очевидно! Что нужно?

Лан вновь указал во тьму, за палатки. Сейчас Найнив не разобрала ничего, одни ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава тени.

— Там их коновязи. Если разрезать чумбуры хотя бы незначительно, чтоб лошадки оборвали веревки, когда Морейн нанесет отвлекающий удар, у Белоплащников будет полон рот морок, они кинутся ловить лошадок, им станет не до погони. По ту сторону лагеря, за коновязями, двое часовых, но если вы вполовину так ловки, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава я о вас думаю, они никогда вас не увидят.

Найнив с трудом сглотнула. Подкрадываться к зайчикам — это одно; а здесь — все-же часовые с копьями и клинками... Так что, выходит, он считает, что я ловка?

— Я сделаю это.

Лан вновь кивнул, как будто другого и не ждал.

— Очередное. Этой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ночкой здесь мерцали волки. Я лицезрел 2-ух, а если я увидел столько, наверное их здесь еще более. — Он помолчал, и у Найнив появилось такое чувство, как будто Лан в недоумении. — Смотрелось так, как будто они желали, чтоб я их увидел. Так либо по другому, вам о их волноваться ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава нечего. Волки обычно держатся в стороне от людей.

— Мне ли не знать этого, — с ухмылкой произнесла Найнив. — Я же выросла посреди пастухов. — Страж хмыкнул, а она улыбнулась во тьму.

— Тогда приступим к делу немедля, — произнес Лан.

Ухмылка Найнив сошла с лица, когда она всмотрелась в полный вооруженных людей лагерь. Две ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава сотки человек с копьями, клинками и... Чтоб не передумать, она проверила в ножнах собственный ножик и шагнула было вперед. Морейн изловила ее за руку — хватка у нее оказалась не слабее, чем у Лана.

— Будьте осмотрительны, — негромко произнесла Айз Седай. — Сходу, как перережете веревки, резвее возвращайтесь. Вы тоже — часть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава Узора, и я не стала бы рисковать вами больше, чем кем-либо из иных, если бы весь мир не подвергался риску в эти деньки.

Найнив украдкой пошеркала свою руку, когда ее отпустила Морейн. Незачем Айз Седай знать о том, что ее пальцы причинили боль. Но Морейн сразу отвернулась, продолжая следить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава за лагерем. И Страж, в один момент сообразила Найнив, уже пропал, при этом его ухода она не слышала. Да чтобы Свет ослепил этого окаянного мужчину! Она проворно подвязала свои юбки повыше, — чтоб за их ноги не цеплялись, — и торопливо двинулась в ночь.

После быстрого начала, — когда упавшие ветки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава не раз трещали у нее под ногами, — Найнив сбавила шаг, радуясь, что никто не увидел, как она вспыхнула от стыда. Главное в плане — не шуметь, и она вообще-то ни в чем же не старается затмить Охрана. О, либо все таки старается?

Найнив отвертелась от этой мысли и сосредоточилась на продвижении ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава по лесу, погруженному во мрак. Само по себе это было несложно; ей, которую учил отец, полностью хватало слабенького света луны на вреде, а местность полого подымалась и опускалась. Но оголенные деревья, застывшие на фоне ночного неба, непрестанно напоминали: происходящее на данный момент — не детская игра, а пронизывающий ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ветер звучал уж больно похоже на троллоковы рога. Сейчас, оказавшись наедине с мглой, Найнив вспомнила, что волки, которые обычно удирали от людей, этой зимой вели себя в Двуречье по-другому.

На нее нахлынула горячая волна облегчения, когда Найнив в конце концов почуяла запах лошадок. Практически не дыша, она легла ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава на животик и поползла против ветра, на запах.

Найнив чуть ли не натолкнулась на часовых и только позже увидела их: строевым шагом маршируют к ней из ночной мглы, белоснежные плащи развеваются на ветру и практически сияют в лунном сиянии. С этим же фуррором они могли нести в руках ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава факелы — пламя выдавало бы их не меньше. Найнив застыла, пытаясь слиться с землей. Часовые прошагали практически перед самым носом Найнив, не дальше 10 шагов тормознули, притопнув ногами, лицом друг к другу, копья на плечах. Сходу за часовыми она различила черные очертания, которые, должно быть, и были лошадьми. Очень чувствовался запах конюшни ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава — лошадки и навоз.

— Все тихо в ночи, — объявила одна из фигур в белоснежных плащах. — Да осияет нас Свет и защитит от Тени.

— Все тихо в ночи, — отозвалась другая. — Да осияет нас Свет и защитит от Тени.

С этими словами часовые развернулись и вновь зашагали во тьму.

Найнив ожидала, считая ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава про себя, пока они два раза не окончили обход. Счет совпал оба раза, и оба раза часовые постоянно повторяли одну и ту же формулу, слово в слово, и ничего излишнего, вроде взора по сторонам; они смотрели прямо впереди себя, сближаясь, а потом так же расползались. У Найнив мелькнула идея: а увидят ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ее часовые, встань она во весь рост?

Не успела ночь поглотить бледноватые пятна плащей в 3-ий раз, как Найнив уже оказалась на ногах и, пригнувшись, бежала к лошадям. Подобравшись к ним поближе, она, чтоб не испугать животных, замедлила шаг. Часовые Белоплащников могут не узреть, как она ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава возится у их под носом, но они наверное проверят, в чем дело, если лошадки заржут.

Лошадки повдоль коновязей — их было больше 1-го ряда — вырисовывались во мраке смутными силуэтами с опущенными головами. Время от времени одна фыркала либо переступала во сне. В мерклом свете луны Найнив практически уткнулась в последний кол ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава коновязи и только позже рассмотрела его. Она потянулась к чумбуру и застыла, когда наиблежайшая к ней лошадка подняла голову и поглядела на Найнив. Одиночный повод был широкой петлей привязан к веревке шириной с палец, оканчивающейся на колу. Одно тихое ржание. Сердечко Найнив пробовало вырваться из груди, готовое своим ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава звучным стуком привлечь часовых.

Не отводя взора от лошадки, она провела ножиком по чумбуру, ощупав, как глубочайшим оказался разрез. Лошадка вскинула голову, и Найнив похолодела. Всего одно тихое ржание.

Пальцы нащупали только несколько целых тонких прядей пеньки. Медлительно Найнив двинулась к последующей веревке, косясь на лошадка и не видя, глядит ли та ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава нее, потом конвульсивно втянула воздух. Если все лошадки такие же проницательные, навряд ли ей получится длительно заниматься этим делом.

Все же у последующей, а позже и далее, и еще у одной коновязи лошадки продолжали спать, даже когда она, порезав для себя большой палец, чуть сдержала вскрик. Посасывая порез, Найнив ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава настороженно обернулась на пройденный ею путь. Двигаясь против ветра, она больше не слышала, как перекликаются часовые, но ее-то они могли услышать, окажись бойцы в подходящем месте. Если бы охрана решила посмотреть на причину шума, из-за ветра она не услышит Белоплащников до того момента, как они натолкнутся прямо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава на нее. Пора уходить. Если из 5 лошадок четыре вырвутся на свободу, они никого преследовать не станут.

Но Найнив не двинулась с места. Она представила для себя глаза Лана, когда он услышит, что она сделала. В их не будет обвинения; резоны ее обусловлены, и большего ждать от нее он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава не вправе. Она — Мудрейшая, а не этот окаянный опытнейший непобедимый Страж, который полностью мог сделать все сам и остаться при всем этом незамеченным. Сцепив зубы, Найнив направилась к последней веревке коновязи. Первой лошадью в этом ряду оказалась Бела.

Эту коренастую кобылу не выяснить было нельзя; еще одна лошадка ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, так похожая с Белоснежной, конкретно тут и конкретно на данный момент, — совпадение практически неописуемое. Внезапно Найнив так обрадовалась, что чуть ли не оставила последнюю коновязь целой, — она задрожала от радости. Руки и ноги тряслись так, что Найнив просто страшилась прикоснуться к веревке, но рассудок ее был настолько же чист, как и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава Винный Ручей. Кто бы из ребят ни был в лагере, Эгвейн тоже находится там. И если придется скакать вдвоем на одной лошадки, Детям, глядишь, получится изловить их, несмотря на то, как далековато разбегутся лошадки, и кто-либо из беглецов, не ровен час, может и тогда погибнуть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. Найнив ощущала такую уверенность, как будто бы слушала ветер. Под ложечкой у нее остро засосало от испуга, — ужаса от того, как она была в этом уверена. Почему Морейн произнесла мне, что я могу использовать Силу? Почему она не оставит меня в покое?

Как ни удивительно, но от испуга дрожь у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава девицы улеглась. Недрогнувшей рукою, движениями жесткими и уверенными, как будто она толкла целительные травки у себя дома, Найнив сделала на веревке таковой же разрез, как и на прошлых. Засунув кинжал в ножны, она отвязала повод Белы. Лохматая кобыла, вздрогнув, пробудилась, вскинула голову, но Найнив погладила ее по носу и прошептала в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ухо несколько успокаивающих слов. Бела негромко фыркнула и тем, видимо, и удовлетворилась.

Другие лошадки повдоль этой коновязи тоже пробудились и смотрели сейчас на Найнив. Вспомнив Мандарба, она нерешительно потянулась к последующей уздечке, но эта лошадка никак не выказала протеста на приближение чужой руки. Ну и по правде ей хотелось ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава незначительно той ласки, что получила Бела. Найнив прочно сжала поводья Белы, а уздечку 2-ой лошадки обмотала вокруг запястья другой руки, всегда с опаской следя за лагерем. Бледноватые пятна палаток были всего только в 30 ярдах, и Белоплащники увидят, если лошадки заволнуются, и пойдут проверить, что стало этому предпосылкой...

Найнив до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава отчаяния захотелось, чтоб Морейн не дожидалась ее возвращения. Что бы там ни собиралась сделать Айз Седай, пусть она делает это на данный момент. Свет, заставь ее сделать это прямо на данный момент, до того как...

Вдруг молния на осколки разнесла ночь над ее головой, изгнав на миг ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава тьму. Гром стукнул в уши, таковой сильный, что Найнив показалось, колени вот-вот подломятся, а зазубренный трезубец вонзился в землю прямо сзади лошадок, разбросав по сторонам фонтаны грязищи и камешков. Грохот расколовшейся земли вторил громовому удару. Лошадки обезумели, пронзительно заржав и вставая на дыбы; коновязи там, где их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава надрезала Найнив, лопнули как ниточки. Не успел поблекнуть след от первой, как еще одна молния-стрела сорвалась вниз.

Найнив было не до ликования. От первого раската грома Бела рванулась в одну сторону, а 2-ая лошадка в то же мгновение взвилась на дыбы, устремившись в другую сторону. Найнив показалось, что руки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава у нее выкрутило из суставов. Бесконечный миг она висела распятая меж 2-мя лошадьми, ноги над землей, а ее вопль заглушило вторым раскатом грома. Еще удар молнии, и еще, и еще, сопровождаемые несмолкаемым гневным грохотанием с небес. Лошадки, которым не дали убежать уздечки, попятились, и Найнив свалилась. Ей хотелось сжаться на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава земле и хоть на миг запамятовать о боли в вывернутых плечах, но времени не было. Бела и 2-ая лошадка, дико вращая очами, так что показывались одни белки, изо всех сил рвали поводья у нее из рук, грозя сбить даму с ног и затоптать ее. Кое-как Найнив ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава принудила себя поднять руки, вцепилась Беле в гриву и втянула себя на ходящую ходуном спину кобылы. 2-ая уздечка была как и раньше намотана вокруг запястья, глубоко врезавшись в плоть.

У Найнив отвисла челюсть, когда длинноватая сероватая тень с рычанием мелькнула с ней рядом, казалось, совсем не замечая ее саму и 2-ух ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ее лошадок, но острые клыки щелкали вокруг бешеных животных, мечущихся сейчас сходу во всех направлениях. 2-ая тень погибели носилась впритирку за первой. Найнив желала закричать вновь, но глас отказал ей. Волки! Да поможет нам Свет! Что все-таки делает Морейн?

Подгонять Белу ударами пяток необходимости не было. Кобыла скакала во ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава всю прыть, а 2-ая лошадка была просто счастлива нестись следом за ней. Куда угодно, ибо чем подольше бежишь, тем подольше спасаешься от огня, павшего с неба и поразившего ночь.

Глава 38

СПАСЕНИЕ

Перрин вертелся, вертелся с боку на бок со связанными за спиной руками и в конце концов со вздохом ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава бросил это занятие. Заместо 1-го камня, от которого он старался отодвинуться, появлялись два. Неудобными движениями Перрин попробовал натянуть сползший плащ назад на себя. Ночь выдалась прохладной, а земля как будто вытягивала из тела все тепло, — как это и было каждую ночь с того времени, как Белоплащники изловили его и Эгвейн ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. Детки Света не считали, что пленникам необходимы одеяла либо какое-нибудь укрытие от ветра. А тем паче небезопасным Друзьям Темного.

Эгвейн, свернувшись калачиком, лежала, прижимаясь к спине Перрина, сохраняя тепло, забывшись глубочайшим сном до погибели вялого человека. Как он ни вертелся, а она даже не ворчала. Солнце издавна, много ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава часов вспять, закатилось за горизонт, и у Перрина ломило все тело — с ног до головы — после целого денька ходьбы за лошадью с веревочной петлей на шейке, но сон к нему не шел.

Колонна продвигалась не очень стремительно. Так как огромную часть запасных лошадок разогнали в стеддинге волки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, Белоплащники не могли передвигаться так поспешно, как им того хотелось; то, что они опаздывали, тоже ставилось в вину двум пленникам из Эмондова Луга. Но волнистая двойная колонна всегда шла маршем, — Лорд-Капитан Борнхальд намеревался во что бы то ни стало достигнуть Кэймлина впору, — и всегда кое-где в глубине ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава разума Перрина бился ужас, что если он свалится, то Белоплащник, ведущий его на привязи, не остановится, невзирая на приказы Лорда-Капитана Борнхальда доставить пленников в Амадор к Вопросительным живыми. Перрин осознавал, что с ним будет, если это произойдет; руки ему развязывали, только когда кормили Перрина либо водили к ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава отхожему месту. Веревка на шейке заставляла парня к каждому шагу относиться с полным вниманием, хоть какой камень под ногой мог оказаться роковым. Он шагал с напряженными мускулами, тревожно разглядывая землю впереди. Эгвейн — время от времени Перрину удавалось кинуть взор и на нее — вела себя точно так же. Встретившись с нею взором ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, он лицезрел, как она напряжена и испугана. Ни какой-то из них не осмеливался отрывать взгляд от земли навечно — лишь на миг. Обычно, чуть только Белоплащники позволяли юноше тормознуть, Перрин как подкошенный валился на землю без сил, как будто выжатая тряпка, но сейчас вечерком мысли его мчались вскачь. Кожа ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава покрылась мурашками ужаса, который спел деньками. Перрин закрывал глаза, и перед его взглядом представало только то, что обещал сделать с пленниками Байар, когда отряд достигнет Амадора.

Перрин был убежден: Эгвейн как и раньше не верует тому, что говорил им своим ровненьким голосом Байар. Если б веровала, навряд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ли она могла бы спать, какой бы усталой ни была. Сначала он сам тоже не веровал Байару. Как и раньше не желал веровать; люди не могут так поступать с другими людьми. Но Байар не грозил — он как будто бы гласил о глотке воды, рассказывая о раскаленном железе и клещах ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, о ножиках, которыми сдирают кожу, об иголках, которые вонзают пленникам в тело. Судя по всему, Байар не старался их испугать. В его очах никогда не было и намека на потаенное злорадство. Его нисколечко не тревожило, испуганы они либо нет, истязают их либо нет, живые они либо нет. Вот от чего ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава Перрина прошиб в один прекрасный момент прохладный пот; тогда и пришел конец всем сомнениям. Конкретно это в конце концов уверило его: Байар гласит чистую правду.

В мерклом лунном свете непонятно серели плащи 2-ух сторожей. Перрин не мог различить лиц боец, но знал, что охрана смотрит за пленниками. Как будто те ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, связанные по рукам и ногам, могли что-то сделать. Еще по светлому времени суток он помнил омерзение во взорах охранников и недовольно вытянутые лица, как будто их поставили охранять запятанных уродцев, распространяющих вокруг себя зловоние и мерзких с виду. Все Белоплащники глядели на пленников конкретно так. Это отношение ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава оставалось постоянным. Свет, как мне уверить их в том, что мы не Приспешники Тьмы, когда они уже уверились, что мы — конкретно они и есть. Желудок Перрина свернулся в больной узел. В конце концов он, наверняка, признается в чем угодно, только бы приостановить Вопросительных.

Кто-то шел в сторону ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава пленников — Белоплащник с фонарем в руке. Он тормознул и заговорил с сторожами, которые уважительно ему отвечали. Разговора Перрин не слышал, но высшую худенькую фигуру вызнал.

Когда фонарь оказался около его лица, Перрин скосил глаза. Байар держал в руке Перринов топор; он, судя по всему, решил это орудие для себя присвоить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. По последней мере, без него Перрин никогда Байара не лицезрел.

— Просыпайся, — флегмантично произнес Байар, как будто считал, что Перрин дремлет с поднятой головой. Слова свои он сопроводил свирепым пинком по ребрам пленного.

Перрин скрипнул зубами. От сапог Байара бока у него издавна перевоплотился в сплошной кровоподтек.

— Я произнес — просыпайся ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. — Сапог двинулся назад, и Перрин стремительно произнес:

— Я пробудился. — Непременно необходимо подтвердить, что слова Байара услышаны, по другому он отыщет другой метод привлечь к для себя внимание.

Байар поставил фонарь на землю и наклонился, проверяя оковы. Он грубо подергал веревки на запястьях Перрина, вывернув юноше руки в суставах. Найдя узлы такими ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава же тугими, как их он оставил, Байар потянул за веревку у лодыжек связанного, протащив Перрина по камням. Белоплащник снаружи смотрелся очень схожим на скелет — и откуда столько силы, — но с Перрином он обращался так, как будто тот ребенок. Такой был еженощный порядок.

Когда Байар выпрямился, Перрин увидел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, что Эгвейн все еще дремлет.

— Пробудись! — кликнул он. — Эгвейн! Пробудись!

— А?.. Что? — Глас Эгвейн был испуганным и со сна осиплым. Она приподняла голову, щурясь на свет фонаря.

Байар ничем не выказал досады, что ему не удалось пинком разбудить и даму; с ним этого никогда не бывало. Он просто подергал, как некоторое ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава время назад с Перрином, за веревки, не обращая внимания на стоны Эгвейн. То, что Байар причинял боль, никаким образом, по-видимому, его не тревожило; Перрин был единственным, с кем он вел себя тут как-то по-другому. Даже если этого и не помнил Перрин, Байар помнил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, что парень убил двоих из Малышей.

— Почему Друзья Темного должны спать, — бесстрастно заявил Байар, — когда добросовестным и приличным людям приходится бодрствовать, охраняя их?

— В сотый раз уже, — утомилось произнесла Эгвейн, — мы — не Друзья Темного.

Перрин натужился. Время от времени схожее отрицание имело результатом выговор, произнесенный скрипучим, однообразным голосом, — о признании и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава о раскаянии, продолжающийся описанием способов, которыми Вопросительные их достигают. Время от времени такая лекция завершалась пинком. К удивлению Перрина, на этот раз Байар проигнорировал протест.

Заместо этого Белоплащник присел рядом с Перрином на корточки — весь из углов и впадин, с топором на коленях. В свете фонаря у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава него на плаще с левой стороны груди поблескивали золотое солнце и две золотые звезды под ним. Сняв шлем, Байар поставил его около фонаря. Как ни удивительно, но на его лице, не считая высокомерного презрения либо ненависти, было какое-то новое, непонятное выражение, сосредоточенное и решительное. Байар положил ладошки на рукоять топора и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава молчком пристально рассматривал Перрина. Перрин пробовал не ерзать под этим пристальным взором запавших глаз.

— Ты замедляешь наше передвижение, Друг Темного, ты и твои волки. Совет Помазанников слышал донесения о таких делах, и они хотят знать больше, потому тебя необходимо доставить в Амадор и передать Вопросительным, но ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава ты замедляешь наше передвижение. Я возлагал надежды, что мы сможем двигаться довольно стремительно, даже не имея запасных лошадок, но я ошибался. — Он замолчал, окидывая пленников нахмуренным взором.

Перрин ожидал: Байар произнес бы, если бы желал услышать от него ответ.

— Лорд-Капитан пойман в ущелье проблемы, — в конце концов произнес Байар. — Из-за ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава волков он должен доставить тебя Совету, но он должен добраться также и до Кэймлина. У нас нет свободных лошадок, чтоб везти тебя, но если ты как и раньше будешь идти пешком, то к назначенному сроку мы Кэймлина не достигнем. Лорд-Капитан лицезреет собственный долг в одном и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава не испытывает колебаний; он хочет поставить тебя перед Советом.

Эгвейн охнула. Байар внимательно смотрел на Перрина, а тот не отрываясь смотрел на него, боясь даже моргнуть.

— Я не понимаю, — медлительно произнес парень.

— Тут нечего осознавать, — отозвался Байар. — Тут нет ничего, не считая напрасных раздумий. Если вы убежите, у нас не будет ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава времени вас отслеживать. Мы не можем терять ни одного часа, если желаем впору достигнуть Кэймлина. Если, скажем, ты перетрешь свои веревки об острый камень и исчезнешь в ночи, то с неувязкой Лорда-Капитана будет покончено. — Не отводя глаз от Перрина, он засунул руку под плащ и уронил что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава-то на землю.

Взор Перрина невольно проследил за движением Байара. Когда Перрин сообразил, что это, у него перехватило дыхание. Камень. Каменный осколок с острым краем.

— Просто напрасные размышления, — произнес Байар. — Ваши сторожи сейчас ночкой также пребывают в размышлениях.

Во рту у Перрина вдруг пересохло. Обмозговать, от начала и до конца ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава! Свет, помоги мне обмозговать все от начала до конца и не ошибиться!

Может это оказаться правдой? Может ли для Белоплащников необходимость стремительно добраться до Кэймлина быть так принципиальной, что они готовы на таковой поворот дел? Позволить подозреваемым Друзьям Темного бежать? Нет никакого толку мыслить об этом — ему не достаточно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава что понятно. Не считая Лорда-Капитана, единственным из Белоплащников, имевшим право говорить с пленниками, был Байар, и ни тот и ни другой не отыскали необходимым что-либо им докладывать. Подойдем к делу по другому. Если Байару так охото, чтоб пленники бежали, то почему ему просто не разрезать веревки на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава их? Если Байар желает, чтоб они убежали? Байар, который до мозга костей убежден, что они — Друзья Темного. Байар, который терпеть не может Друзей Темного посильнее, чем самого Темного. Байар, который искал хоть какой предлог, чтоб стукнуть Перрина за то, что тот убил 2-ух Белоплащников? И это ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава Байар желает, чтоб пленники убежали?

Если ранее мысли у Перрина неслись вскачь, то сейчас они покатились снежным комом с горы, — невзирая на холод, пот ручьями стекал по лицу Перрина. Он бросил взор на сторожей. Они были только тускло-сумрачными тенями, но ему казалось, что они застыли в ожидании, подняв ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава копья. Если Перрин и Эгвейн будут убиты при попытке бегства, а их оковы перетерты о камень, который случаем здесь валялся... Проблема Лорда-Капитана была бы решена, все правильно. А Байар получит их мертвыми — конкретно то, чего он и желает.

Худенький мужик подобрал шлем, положенный у фонаря, и начал уже ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава вставать.

— Подождите, — осипло произнес Перрин. Его мысли хаотично метались, когда он напрасно пробовал отыскать какой-либо выход. — Подождите, мне необходимо побеседовать. Я...

Помощь идет!

Идея картинкой расцвела у Перрина в голове, ясная вспышка света посреди хаоса, настолько потрясшая его, что на миг он запамятовал обо всем, даже о том ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, где находится. Пестрая живая. Илайас, послал он идея волчице, вопрошая без слов, чтоб выяснить, живой ли тот. В ответ пришел образ: Илайас, лежащий на ложе из хвойных ветвей рядом с небольшим костерком, пылающим в пещере. Он перевязывал рану у себя на боку. Все это заняло только мгновение. Перрин смотрел, разинув рот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, на Байара, и лицо его расплылось в глуповатой ухмылке. Илайас — живой. Пестрая — живая. Помощь идет.

Байар застыл, чуток привстав и разглядывая Перрина:

— Какая-то идея пришла для тебя в голову, Перрин из Двуречья, и я не прочь выяснить, что же это все-таки за идея.

На мгновение Перрину показалось ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, что Белоплащник гласит о послании от Пестрой. Паника промелькнула по лицу юноши, сменившись облегчением. Байар никак не вызнал бы об этом.

Байар смотрел за лицом Перрина, на котором одно выражение сменилось другим, и в первый раз взор Белоплащника двинулся к брошенному на землю камню.

Он задумался, не стоит поменять свое ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава решение, сообразил Перрин. Если Байар передумает насчет камня, рискнет ли он бросить пленников в живых — они же могут проболтаться? Веревки можно перетереть и после того, как те, кто ими связан, будут мертвы, даже если придется пойти на риск разоблачения. Перрин посмотрел Байару в глаза; они смотрели ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава на юношу из затененных провалов глазниц, как будто из черных пещер, — и он увидел, как погибель приняла решение.

Байар открыл рот, и Перрин уже ожидал оглашения приговора, как вдруг действия закрутились настолько стремительно, что идея не поспевала за их ходом.

Один из сторожей внезапно пропал. Только-только показывались две неясные фигуры ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, и в последующий миг ночь впитала одну из их. 2-ой сторож оборотился, вопль готов был сорваться с его губ, но не успел он и звука издать, как раздалось ясное «чанк» и он упал, как скошенное дерево.

Байар развернулся, резвый, как жалящая змея, топор с жужжанием крутился у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава него в руках. Глаза Перрина полезли из орбит, когда ночь как будто вплыла в свет фонаря. Рот его открылся для крика, но гортань прочно сжал ужас. На мгновение парень даже запамятовал, что Байар желал их уничтожить. Белоплащник был человечьим существом, а ожившая ночь явилась забрать всех.

Позже вторгшийся в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава свет мрак стал Ланом, плащ при каждом его движении переливался цветами сероватого и темного. Топор в руках Байара молнией стукнул вперед... и Лан, казалось, небережно отклонился, пропустив лезвие так близко, что наверное ощутил ветерок от удара. Глаза Байара расширились, когда инерция удара вынесла его из равновесия, когда Страж тотчас стукнул руками ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава и ногами так быстро, что Перрин не был уверен в увиденном. В чем он был уверен, так это в том, что Байар обрушился пустым мешком. Не успел еще падающий Белоплащник опуститься на землю, а Страж уже стоял на коленях и задувал фонарь.

Во в один момент вновь возвратившейся тьме Перрин ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава слепо заморгал. Лан как будто снова пропал.

— Это и по правде?.. — сдавленно вскрикнула Эгвейн. — Мы задумывались, вы погибли. Мы задумывались, вы все мертвы!

— Еще пока нет. — Маленький шепот Охрана был чуток окрашен весельем.

Руки Лана задели Перрина, нащупали оковы. Практически без усилия, чуток потянув, ножик разрезал веревки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава, и парень освободился. Глупо ноющие мускулы запротестовали, когда он сел прямо. Потирая запястья, Перрин всмотрелся в сереющий холм, что отмечал Байара.

— Вы его?.. Он?..

— Нет, — тихо ответил глас Лана из мглы. — Я не убиваю, если это не заходит в мои намерения. Но он некое время никого не будет тревожить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава. Хватит вопросов, и лучше дай-ка пару их плащей. Времени у нас мало.

Перрин подполз к лежащему Байару. Ему пришлось перебороть себя, чтоб притронуться к нему, а когда он ощутил, как подымается и опускается грудь Белоплащника, то чуть ли не отдернул руку. По коже юноши пробежали мурашки, но ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава Перрин принудил себя отстегнуть и стянуть с Байара белоснежный плащ. Невзирая на слова Лана, ему казалось, что вот-вот Белоплащник с лицом-черепом встанет. Он торопливо пошарил вокруг, отыскивая собственный топор, потом пополз к другому сторожу. Сначала ему представилось странноватым, что он не ощущал омерзения, коснувшись этого потерявшего сознание ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава бойца, но здесь же ему в голову пришло разъяснение. Все Белоплащники терпеть не могли его, но это было по-человечески понятное чувство. Байар же не испытывал ничего, разве только то, что Перрин должен умереть, но в этом не было ни капли ненависти, вообщем никаких эмоций. Сжимая два плаща в руках, Перрин оборотился ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава... и его окутала паника. В мгле он вдруг растерял ориентировку, он не знал, как отыскать Лана и Эгвейн. Ноги его приросли к земле, страшась ступить и шаг. Даже Байара, без его белоснежного плаща, скрыла ночь. Не было ничего, по чему можно бы было найти свое положение. Хоть какой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 44 глава неправильный шаг может завести Перрина в самый центр лагеря.


dopuskaetsya-li-sozdanie-chrezvichajnih-sudov-v-rf-naprimer-v-chrezvichajnih-situaciyah-vojna-stihijnie-bedstviya.html
dopuskaetsya-otnesenie-svedenij-k-gosudarstvennoj-tajne-pri-otsutstvii-obosnovaniya-nalichiya-usherba-bezopasnosti-rossijskoj-federacii-ot-rasprostraneniya-dannih-svedenij.html
dopuskayutsya-sportsmeni-imeyushie-neobhodimuyu-kvalifikaciyu-v-sootvetstvii-s-zayavlyaemim-razdelom-sorevnovanij-a-takzhe-s-medicinskim-dopuskom-i-strahovkoj.html