ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава

— Да ты и четверти всего не знаешь, — засмеялся Мэт.

Перрин подозрительно осмотрел его, потом вопросительно поглядел на Ранда.

— Это правильно! — кликнул Ранд, потом взмахнул рукою на увеличивающуюся массу и рявкнул во весь глас: — Позже! Я объясню все позднее... Позже, я произнес!

В тот же миг Падан Фейн поднялся с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава сидения фургона, и масса сходу притихла. Последние слова Ранда громом проехались в полнейшей тиши, застигнув торговца с поднятой рукою, в драматической позе и с открытым ртом. Все изумленно воззрились на Ранда. Костистый низенький человек в фургоне, который уже приготовился своими первыми словами приковать к для себя все взгляды, пронзил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Ранда колющимся, испытующим взором.

Ранд вспыхнул, ему жутко захотелось стать ростом с Ивина, чтоб не выситься над массой. К тому же его товарищи неудобно подались в сторону. Всего год прошел с того времени, как Фейн в первый раз стал признавать их за парней. Обычно у Фейна не находилось времени для ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава кого-либо очень молодого, чтоб приобрести у него какой-либо продукт по неплохой стоимости. Ранд возлагал надежды, что в очах торговца он не скатится вновь до уровня детей.

Звучно откашлявшись, Фейн одернул тяжкий плащ.

— Нет, не позже, — заявил торжественно торговец, опять воздев руку. — На данный момент я расскажу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава вам. — Широким движением руки он как будто разбрасывал слова над массой. — Вы думаете, что у вас, в Двуречье, неудачи, разве не так? Что ж, в мире неудачи: от Величавого Запустения и к югу, до Моря Штормов, от Океана Арит на западе до Айильской Пустыни на востоке. И даже далее. Зима оказалась ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава куда более беспощадной, чем вы даже сможете вообразить, таковой прохладной, что от мороза у вас кровь стыла в жилах и трещали кости? Да-а! Зима оказалась прохладной и беспощадной всюду. В Пограничных Землях вашу зиму окрестили бы весной. Но, весна не приходит, гласите вы? Волки убивают ваших овец? Наверное ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, волки нападали и на людей? Дела обстоят конкретно так? А сейчас вот что. Весна запаздывает всюду. Всюду волки, алчущие хоть какой плоти, в которую можно впиться клыками, будь то овца, скотина либо человек. Но есть вещи похуже, чем волки либо зима. Есть те, кто был бы рад, если бы ему ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава угрожали только ваши мелкие проблемы.

Падан Фейн сделал драматическую паузу.

— Что может быть ужаснее волков, убивающих овец и людей? — спросил звучно Кенн Буйе. Другие согласно загудели.

— Люди, убивающие людей! — откликнулся торговец наизловещим тоном. Его ответ вызвал потрясенный шепот, который стал явственнее, когда он продолжил. — Я желаю ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава сказать, что это — война. В Гэалдане — война, война и безумие. Снег в Лесу Даллин красен от человеческой крови. Воронами и кликами воронов много небо. Армии идут к Гэалдану. Страны, величавые рода и величавые мужи отправляют боец на бой.

— Война? — Язык мастера ал'Вира с трудом совладал с непривычным словом. В Двуречье никто ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава никогда не имел ничего общего с войной. — Почему они затеяли войну?

Фейн ухмыльнулся, и у Ранда появилось чувство, что тот глумится над жителями деревни, отрезанной от мира, и над их незнанием. Торговец склонился к мастеру ал'Виру, как будто бы желая поделиться с ним некоей потаенной, но шепот его ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, предназначенный не только лишь мэру, был услышан всеми:

— Поднят стяг Дракона, и собираются войска, чтоб выступить против него. Либо поддержать его.

Один длинный вздох пронесся над всеми собравшимися, и Ранд невольно вздрогнул.

— Дракон! — застонал кто-то. — Черный свободен и в Гэалдане!

— Не Черный, — прорычал Харал Лухан. — Дракон ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава — это не Черный. И вообщем, это — Лжедракон!

— Давайте послушаем, что произнесет мастер Фейн, — повысил глас мэр, но не так просто оказалось утихомирить всех. Со всех боков орали люди, мужчины и дамы, стараясь перекричать друг дружку.

— Ничем не лучше Темного!

— Мир-то Дракон разломал?

— Он все начал! Он — причина Времен ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Безумия!

— Ты предсказания знаешь? Когда возродится Дракон, худшие кошмары покажутся для тебя самыми нежными мечтаниями!

— Он очередной Лжедракон. Он должен им быть!

— Да какая разница? Вспомни последнего Лжедракона. Он тоже развязал войну. Погибли тыщи, разве не так, Фейн? Он осадил Иллиан.

— Злые времена! 20 лет никто не объявлял себя Возрожденным Драконом, а ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава сейчас — уже 3-ий за последние 5 лет. Злые времена! Одна погода чего стоит!

Ранд поменялся взорами с Мэтом и Перрином. Глаза Мэта сверкали от возбуждения, но Перрин обеспокоенно хмурился. Ранд помнил истории о тех людях, что называли себя Возрожденными Драконами. Даже если они все оказывались позже Лжедраконами, погибая ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава либо безо всяких следов исчезая, не исполнив ни 1-го из предсказаний, все равно они успевали содеять много зла. Войны сокрушали целые страны, городка и села предавались огню. Мертвые падали, как листья осенью, беженцы забивали дороги, как будто овцы небольшой загончик. Так ведали торговцы и негоцианты, и в Двуречье никто владеющий здравым ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава смыслом не колебался в этом. Как говаривали некие, когда вновь родится подлинный Дракон, миру настанет конец.

— Закончите! — заорал мэр. — Тихо! Хватит чесать языки и тешить свое воображение. Пусть мастер Фейн скажет нам об этом Лжедраконе.

Шум начал затихать, но Кенн Буйе молчать не намеревался.

— Это по ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава сути Лжедракон? — спросил кровельщик угрюмо.

Мастер ал'Вир, опешив, заморгал, потом набросился на Буйе:

— Не будь старенькым дурачиной, Кенн!

Но тот уже вновь распалил массу.

— Он не возможно окажется Возрожденным Драконом! Да поможет нам Свет, он не может им быть!

— Ты старенькый дурачина, Буйе! Для тебя что, этих бед ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава не достаточно?

— Последующим еще Темного назови! Да ты одержим Драконом, Кенн Буйе! Хочешь на нас неудачу накликать?

Кенн вызывающе обвел взглядом стоящих вокруг себя, пытаясь смутить взором сурово уставившихся на него, и возвысил глас:

— Я не слышал, чтоб Фейн гласил о Лжедраконе. А вы слышали? Протрите глаза! Есть где-нибудь ростки, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава поднялись хотя бы до колена? Почему до сего времени зима, когда с месяц как положено быть весне? — Раздались яростные возгласы, чтоб Кенн попридержал язык. — Я молчать не буду! Хоть мне и не по душе этот разговор, но я не стану прятать голову под корзину, когда люди из ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Таренского Перевоза придут резать мне гортань. И я не стану попустительствовать забавам Фейна. Гласи ясно, торговец. Что для тебя понятно? А? Этот человек — Лжедракон?

Если Фейн и был встревожен новостями, что он принес, либо смущен ссорой, предпосылкой которой стал, то ничем этого не показал. Он только пожал плечами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава и почесал нос худеньким пальцем.

— М-м, насчет этого... кто может сказать, пока это не кончится и не случится? — На секунду он замолк, растянув губки в собственной таящей секрет улыбке и обежав взором лица людей, столпившихся вокруг, как будто раздумывая, как на их подействует то, что он произнесет, и отыщут ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава ли они это занимательным. — Я знаю, — произнес Фейн нарочито халатным тоном, — что он обладает Единой Силой. Другие же — нет. И он может ее направлять. Земля разверзается под ногами его противников, прочные стенки рушатся от его голоса. Молнии являются на его клич и лупят куда он укажет. Вот что я слышал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, и слышал от людей, которым верю.

Воцарилось гробовое молчание. Ранд посмотрел на собственных друзей. Перрину анонсы совсем не нравились, но Мэт как и раньше смотрелся возбужденным.

Тэм, с виду только немножко наименее размеренный, чем обычно, потянул мэра ближе к для себя, но не успел он ничего сказать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, как прорвало Ивина Финнгара.

— Он же сойдет с мозга и погибнет! В сказаниях мужчины, которые направляют Силу, всегда сходят с разума, а позже чахнут и погибают. Только дамы могут управлять ею. Разве он этого не знает?

Ивин чуть увернулся от затрещины.

— Хватит для тебя об этом, мальчик! — Кенн потряс узловатым пальцем перед ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава лицом Ивина. — Выкажи соответствующее уважение старшим и оставь это дело взрослым. Убирайся отсюда!

— Полегче, Кенн, — проворчал Тэм. — Мальчишка всего-навсего любопытен. Незачем так кипятиться.

— Не веди себя как ребенок, — добавил Бран, — и хоть на данный момент вспомни, что ты член Совета.

С каждым словом Тэма и мэра ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава морщинистое лицо Кенна наливалось кровью, пока в конце концов не стало практически багряным.

— Да вы осознаете, о каких женщинах гласит этот сопляк?! Нечего на меня хмуриться, Лухан, и ты не смотри так, Кро. Это приличная деревня солидного народа, и уже плохо то, что Фейн здесь вещает о Лжедраконе, который употребляет ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Силу, а здесь еще этот одержимый Драконом мальчик приплел сюда и Айз Седай. Кое о чем совсем не стоит гласить, и мне нет дела до того, позволят либо нет этому шуту-менестрелю говорить те сказки, что взбредут ему в голову. Это и неуместно, и неблагопристойно!

— Никогда я не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава лицезрел, не слышал и не нюхал ничего такового, о чем нельзя было бы гласить, — произнес Тэм, но Фейн еще не окончил свою речь.

— Айз Седай уже в этом замешаны, — звучно заговорил торговец. — Их отряд поскакал из Тар Валона на юг. Если он обладает Силой, то никто, не считая Айз ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Седай, не победит его, они с ним будут биться и попробуют его победить, и в одной из битв победят. Если победят.

Кто-то в массе звучно застонал, и даже Тэм и Бран встревоженно обменялись нахмуренными взорами. Масса разбилась на тесноватые группки, а некие поплотнев кутались в плащи, хотя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава ветер к этому времени уже затихал.

— Конечно, его победят! — выкрикнул кто-то.

— Да, их всегда в конце концов лупили, этих Лжедраконов.

— Его должны одолеть, как по другому?

— А если не одолеют?

Тэм в конце концов, улучив момент, что-то стал тихо гласить мэру на ухо, и Бран, временами кивая и не обращая ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава внимания на галдеж, выслушал его, а позже гаркнул во весь глас:

— Слушайте все! Успокойтесь и послушайте! — Выкрики перебежали в приглушенное бормотание. — Это уже не просто анонсы из окружающего мира. Это должно быть оговорено на Совете Деревни. Мастер Фейн, если вы не против присоединиться к нам в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава гостинице, то мы желали бы задать вам несколько вопросов.

— Хорошая кружка жаркого вина с пряностями оказалась бы для меня на данный момент кстати, — усмехнувшись, ответил торговец. Он спрыгнул с фургона, вытер руки о куртку и с готовностью оправил плащ. — Вас не сделает труднее присмотреть за моими лошадьми?

— А я желаю ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава услышать, что он произнесет! — раздался протестующий выкрик, позже еще несколько.

— Вы не сможете так просто увести его! Меня супруга отправила за булавками! — Это заговорил Вит Конгар; он горбатился под пристальными взорами других, но стоял на собственном.

— Мы тоже желаем задать вопросы! — кликнул кто-то из глубины толпы. — Я ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава...

— Тихо! — рявкнул мэр, добившись испуганного молчания. — Когда Совет получит ответы на свои вопросы, мастер Фейн возвратится и скажет вам все анонсы. И продаст вам горшки и булавки. Эй, Тэд! Уведи лошадок мастера Фейна в стойла.

Тэм и Бран пошли рядом с торговцем, остальные члены Совета — прямо за ними, и вся процессия ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава чинным шагом направилась к гостинице «Винный Ручей» и скрылась за плотно закрывшейся дверцей, которая захлопнулась перед носом у тех, кто желал проскользнуть прямо за Советом. На стук откликнулся только мэр:

— Ступайте по домам!

Люди бесцельно кружили перед гостиницей, переговариваясь, обсуждая то, что произнес торговец, и что это значит, то, о ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава чем спросит Совет, и почему им должны дать все услышать и задать свои собственные вопросы. Кое-кто пробовал заглянуть вовнутрь через фасадные окна, а некие даже пробовали расспрашивать Хью и Тэда, но о чем они желали выяснить, им и самим было не очень ясно. Два флегматичных конюха в ответ ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава только бормотали и продолжали методично распрягать лошадок Фейна, одну за другой уводя в конюшню. Когда последняя лошадка оказалась в стойле, к фургону конюхи уже не возвратились.

Ранд не направлял внимания на массу. Он присел на край старого каменного фундамента, обвернулся в плащ и уставился на дверь гостиницы. Гэалдан ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава. Тар Валон. Сами наименования городов и государств звучали особенно и волнующе. О тех местах он знал только понаслышке, от торговцев и по историям, что ведали сторожи негоциантов. Айз Седай, войны, Лжедракон... сказки перед камином поздним вечерком, когда единственная свеча отбрасывает на стенку необычные тени, когда за ставнями завывает ветер ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава. Вообще-то Ранд считал, что ему хватает волков и буранов. Но там, за границами Двуречья, все должно быть совершенно по-другому, будто бы живешь в сказаниях менестреля. В приключении. В одном долгом приключении. Всю жизнь.

Обитатели деревни постепенно расползались, как и раньше ворча и покачивая головами. Вит Конгар ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава приостановился, чтоб поглядеть вовнутрь оставленного у гостиницы фургона, как будто подразумевал найти другого спрятавшегося там торговца. В конце концов осталось всего несколько человек, одна молодежь. Мэт и Перрин медленным шагом подошли к Ранду.

— Не понимаю, как менестрелю получится его переплюнуть, — возбужденно произнес Мэт. — Эх, знать бы, доведется ли хоть одним глазком ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава узреть этого Лжедракона?

Перрин тряхнул пушистой головой:

— Что-то мне не охото глядеть на него. Может, где-нибудь в другом месте, но не в Двуречье. Не тут, если это значит войну.

— Естественно, не тут, если из-за этого здесь появятся Айз Седай, — добавил Ранд. — Либо ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава позабыл, кто вызвал Разлом? Начать его мог и Дракон, но ведь конкретно Айз Седай разрушили мир.

— Я слышал в один прекрасный момент рассказ, — медлительно произнес Мэт, — от сторожа негоцианта, что закупал тут шерсть. Он гласил, как будто Дракон может возродиться в час величайшей нужды в нем и выручит всех ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава нас.

— Что ж, означает, он глуповат, если верует в такое, — твердо произнес Перрин. — А ты был дурачиной, раз его слушал. — В голосе его не было гнева; он изредка выходил из себя. Но время от времени его сердили неуемные фантазии Мэта, и сейчас в тоне его проскользнула нота раздражения. — Сдается мне, позже ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава он заявил еще, что мы все живем в новейшей Эре Легенд.

— Я не гласил, что поверил, — сделал возражение Мэт. — Я всего-навсего слышал это. И Найнив тоже слышала, и я поразмыслил тогда, что она готова содрать шкуру и с меня, и с сторожа. Он произнес — это я про сторожа, — что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава многие люди в это веруют, только страшатся гласить вслух. Страшатся Айз Седай либо Малышей Света. После того, как на нас натолкнулась Найнив, он больше ничего не стал гласить. Она передала его слова негоцианту, и тот заявил, что для сторожа это была последняя поездка с ним.

— Вот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава и отлично, — произнес Перрин. — Дракон собирается нас выручать? Звучит так, как будто я с Коплином разговариваю.

— Что за нужда должна быть, чтоб нам захотелось Дракона в спасители? — произнес вдумчиво Ранд. — Это практически то же самое, что просить помощи у Темного.

— Об этом он не гласил, — смущенно ответил Мэт. — И про новейшую Эру ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава Легенд — ничего. Он произнес, что возникновение Дракона порвало бы мир на части.

— Ага, наверное это выручит нас, — сухо отозвался Перрин. — Очередной Разлом.

— Чтобы я сгорел! — заворчал Мэт. — Я только пересказываю то, что гласил сторож.

Перрин покачал головой:

— Я только надеюсь, что Айз Седай и этот Дракон, реальный он либо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава нет, останутся там, где они на данный момент. Может, Двуречье переживет и без их.

— Ты думаешь, они по сути Друзья Темного? — Мэт широкомысленно насупил брови.

— Кто? — спросил Ранд.

— Айз Седай.

Ранд взглянул на Перрина, тот пожал плечами.

— Сказания... — начал он медлительно, но Мэт перебил его:

— Не во ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава всех сказаниях говорится, что они служат Темному, Ранд.

— О Свет, Мэт, — промолвил Ранд, — они же вызвали Разлом. Чего для тебя еще нужно?

— Да я так, раздумываю. — Мэт вздохнул, но в последующий миг опять ухмылялся: — Старенькый Байли Конгар утверждает, что их не существует. Ни Айз Седай. Ни Друзей Темного. Гласит, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава это все россказни. Он заявлял, что и в Темного не верует.

Перрин фыркнул:

— Коплинские дискуссии от Конгара. Чего еще можно ожидать?

— Старенькый Байли называл Темного по имени. Я уверен, этого-то ты не знал.

— Свет! — выдохнул Ранд.

Улыбка Мэта стала еще обширнее:

— Это вышло прошлой весной, как раз перед ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава тем, как гусеница озимой совки появилась на его полях, и больше ни на чьих. Как раз перед этим все его домашние слегли с желтоглазой лихорадкой. Я все слышал. Он как и раньше гласит, что не верует, но сейчас, когда я как-то попросил его именовать Темного по имени, он кинул ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава в меня кое-чем томным.

— Ты в самый раз глуповат для того, чтоб поступать так, да, Мэт Коутон? — Черные волосы в перекинутой через плечо косе Найнив топорщились от гнева. Ранд смущенно поднялся на ноги. Стройная и чуть ли по плечо Мэту, Мудрейшая на миг показалась ему выше ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава хоть какого из их, и никакого значения не имели ни ее юность, ни ее краса. — Нечто схожее в отношении Байли Конгара я подозревала, но мне думалось, что хоть у тебя окажется больше мозга, чтоб не глумиться над ним таким макаром. Может, для свадьбы ты уже полностью взрослый, но, по ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава правде говоря, Мэтрим Коутон, тебя нельзя отпускать от материнского передника. Последующий номер, который ты выкинешь, — для тебя самому взбредет в голову именовать Темного по имени.

— Нет, Мудрейшая, — запротестовал Мэт, который готов был дать все что угодно, только бы оказаться на данный момент подальше от этого места и от Найнив. — Это ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава старенькый Байл... я желал сказать, мастер Конгар, не я! Кровь и пепел, я...

— Гораздо меньше мели языком, Мэтрим!

Ранд выпрямился, хотя на него Мудрейшая и не поглядела. Перрин смотрелся настолько же сконфуженным. Позднее кто-то из их практически наверняка будет возмущаться вслух тем, что их отчитала дама ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, да к тому же не намного старше, — так поступали все после нагоняя от Найнив, но только если она не могла услышать, — но разница в годах всегда преобразовывалась в пропасть, когда ребятам доводилось сталкиваться с нею лицом к лицу. В особенности когда Найнив бывала сердита.

Своим посохом — толстым с 1-го ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава конца и гибким, как будто прутик, с другого — она могла задать взбучку хоть какому, кто, по ее воззрению, поступал тупо, — по голове, рукам, ногам, — несмотря на его возраст и положение.

Внимание Ранда было так поглощено Мудрейшей, что сначала он и не увидел, что она пришла не одна. Когда Ранд понял собственный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава промах, он решил было потихоньку ускользнуть, что бы позже ни произнесла либо ни сделала Найнив.

В нескольких шагах от Мудрейшей стояла Эгвейн и с живейшим энтузиазмом следила за происходящим. Ростом с Найнив и с такими же темными волосами, она на данный момент была воплощением настроения Найнив — руки скрещены на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава груди, губки плотно, неодобрительно сжаты. Капюшон мягенького сероватого плаща скрывал ее лоб, в коричневых очах — ни смешинки.

По справедливости, задумывался Ранд, то, что он на два года ее старше, должно бы давать ему достоинства, но все обстояло совсем по другому. И в наилучшие времена у него никогда не был отлично ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава подвешен язык для трепотни с девицами деревни, в отличие от Перрина, но, когда на него смотрела Эгвейн, смотрела такими обширно раскрытыми очами, как будто отдавая ему все свое внимание, все, до последней капли, он совершенно терял нить разговора и гласил что угодно, но не о том, о ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава чем желал. Может, как Найнив окончит с выволочкой, он сможет как-нибудь пропасть. Но Ранд осознавал, что смыться ему не получится, хотя почему — не осознавал.

— Хватит для тебя глядеть как ополоумевшему ягненку, Ранд ал'Тор, — произнесла Найнив, — и лучше расскажи мне, почему вы болтаете о том, о чем вам, трем телкам ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава-переросткам, должно бы держать рот на замке.

Ранд вздрогнул и отвел глаза от Эгвейн; та, когда Мудрейшая обратилась к Ранду, одарила его ухмылкой, приведя в полное замешательство. Глас Найнив был резок, но на лице ее появилась понимающая ухмылка... Но здесь звучно засмеялся Мэт, и ухмылка пропала ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, а Мэт, поймав взор Найнив, подавился хохотом, превратившимся в глухое карканье.

— Ну, Ранд? — востребовала Найнив.

Уголком глаза Ранд лицезрел, что Найнив как и раньше улыбается. Что такового смешного она увидела?

— Нет ничего необыкновенного, что мы толкуем об этом, Мудрейшая, — поторопился разъяснить Ранд. — Торговец — Падан Фейн... э-э... мастер Фейн — привез вести ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава о Лжедраконе в Гэалдане, и о войне, и об Айз Седай. Совет счел своим долгом расспросить его подробнее. О чем все-таки еще нам гласить?

Найнив качнула головой:

— Вот, означает, почему фургон торговца стоит как будто брошенный. Я слышала, как люд хлынул к нему, но я не могла уйти от ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава миссис Айеллин, пока у нее не прошел приступ лихорадки. Совет расспрашивает торговца о событиях в Гэалдане, так? Как я их знаю, они зададут все некорректные вопросы и ни 1-го правильного. Хорошо, Кругу Дам придется заняться этим, чтоб узнать хоть что-то полезное.

Решительно поправив плащ на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава плечах, Найнив скрылась в гостинице.

Эгвейн не последовала за Мудрейшей. Когда дверь гостиницы захлопнулась за Найнив, женщина подошла и встала перед Рандом. Нахмуренное выражение пропало с ее лица, но от пристальных немигающих глаз Ранд ощущал себя не в собственной тарелке. Он оборотился к товарищам, но те отошли в сторону, ухмыляясь во ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава весь рот.

— Зря ты позволил Мэту втянуть себя в дурацкую трепотню, Ранд, — серьезно, как сама Мудрейшая, произнесла Эгвейн, потом вдруг хихикнула. — Лицезрел бы ты себя со стороны. У тебя таковой же вид, как в тот раз, когда Кенн Буйе изловил вас с Мэтом на собственных яблонях, вам ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава тогда было по 10 лет.

Ранд переступил с ноги на ногу и обернулся на друзей. Те стояли в отдалении, Мэт что-то гласил, оживленно жестикулируя.

— Будешь плясать со мной завтра? — Это было совсем не то, что желал сказать Ранд. Он не задумывался о танце с нею, но готов был дать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава все, только бы не ощущать себя таким дурачиной чуть ли не при каждом разговоре с Эгвейн. Конкретно так он ощущал себя и на данный момент.

Эгвейн улыбнулась уголками рта.

— В полдень, — произнесла она. — Утром я буду занята.

Донесся возглас Перрина: «Менестрель!»

Эгвейн оборотилась в его сторону, но Ранд взял ее ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава за руку:

— Занята? Чем?

Невзирая на прохладу, она отбросила капюшон плаща и с напускной небрежностью поправила волосы. Последний раз, когда Ранд лицезрел Эгвейн, ее волосы темными волнами падали ниже плеч, и их задерживала красноватая лента; сейчас же они были заплетены в длинноватую косу.

Он уставился на косу, как будто та ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава перевоплотился в ядовитую змею, позже исподтишка взглянул на Вешний Шест, который сиротливо высился на Поляне, готовый к завтрашнему праздничку. Днем незамужние дамы будут плясать вокруг Шеста. У Ранда комок застрял в горле. Ему как-то в голову не приходило, что Эгвейн достигнет супружеского возраста сразу с ним.

— Из того, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава кому-то уже хватает лет, чтоб обзаводиться семьей, — проворчал он, — совсем не вытекает, что они так и сделают. Тем паче — сразу.

— Естественно, нет. Либо вообщем никогда.

Ранд захлопал очами:

— Никогда?

— Мудрейшая практически никогда не выходит замуж. Ты же знаешь, меня учит Найнив. Она гласит, у меня есть дар, так ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава что я могу научиться слушать ветер. Найнив гласит, не все Опытные на это способны, даже если и утверждают, что могут слушать ветер.

— Мудрейшая! — присвистнул Ранд. Он не увидел, как угрожающе блеснули глаза Эгвейн. — Да Найнив будет тут Мудрейшей еще 50 лет! А может, и подольше. Ты что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, собираешься провести у нее в ученицах всю жизнь?

— Есть другие деревни, — ответила вспыльчиво Эгвейн. — Найнив гласит, деревни к северу от Тарена всегда выбирают Мудрейшую из далеких мест. Считается, что тогда у нее в деревне не будет любимчиков.

Изумление Ранда растаяло настолько же стремительно, как и появилось.

— Не в Двуречье ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава? Так я больше тебя не увижу...

— А для тебя это не нравится? Что-то в ближайшее время ты и виду не подавал, что тебя тревожит нечто схожее.

— Никто никогда не покидал Двуречья, — продолжал Ранд. — Разве что из Таренского Перевоза, но они там все с приветом. Не достаточно чем идентичны с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава народом Двуречья.

Эгвейн раздраженно вздохнула:

— Хорошо, я, может, тоже с приветом. Может, мне охото досмотреть чужие края, те, о которых я только слышала. Об этом ты когда-нибудь думал?

— Естественно, думал. Время от времени даже грезил, но я понимаю разницу меж грезами и жизнью.

— А я так — нет? — взбешенно бросила женщина ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава и резко оборотилась к Ранду спиной.

— Я не о для тебя, я о для себя гласил. Эгвейн!

Она скачком оправила плащ, как будто отгородившись от юноши стенкой, и решительно сделала пару шажков в сторону. Ранд расстроенно потер лоб. Как так происходит? Уже не 1-ый раз она находила ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава в его словах тот смысл, который он в их никогда не вкладывал. В ее теперешнем настроении неважно какая его оплошность наверное усугубит положение, а он был совсем уверен: практически все, что он произнесет, будет ошибкой.

Здесь к Ранду подошли Мэт и Перрин. Эгвейн и бровью не повела. Мужчины ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава нерешительно поглядели на нее, позже наклонились к Ранду.

— Морейн и Перрину отдала монету, — произнес Мэт. — Как нам. — Он помолчал, позже добавил: — И он лицезрел наездника.

— Где? — встрепенулся Ранд. — Когда? Кто еще его лицезрел? Ты кому-нибудь гласил?

Перрин поднял огромные ладошки, останавливая поток вопросов:

— По вопросу за один раз. Я увидел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава его на краю деревни, когда он смотрел за кузницей, вечерком, в сумерках. У меня аж мурашки по коже забегали. Я произнес мастеру Лухану, вот только, когда он поглядел, там никого не было. Он произнес, что меня околпачили тени. Но пока мы гасили горн и убирали инструменты, он собственный наибольший молот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава держал под рукою. Ранее он так никогда не делал.

— Означает, он для тебя поверил, — произнес Ранд, но Перрин пожал плечами:

— Не знаю. Я спросил, для чего ему молот, если мне померещилось что-то посреди теней, а он ответил что-то насчет волков, обнаглевших так, что стали ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава появляться в деревне. Может, он решил, что я лицезрел конкретно их, хотя мастер Лухан должен бы знать: я полностью могу отличить волка от человека верхом на жеребце, даже в вечернем сумраке. Я знаю, что я лицезрел, и никому не вынудить меня поверить в другое.

— Я для тебя верю, — произнес Ранд. — Я тоже ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава его лицезрел.

Перрин удовлетворенно хмыкнул, как будто ранее не был уверен в этом.

— О чем это вы гласите? — внезапно раздался требовательный глас Эгвейн.

Ранду вдруг захотелось говорить шепотом. Знай он, что она их услышит, он бы так и поступил. Мэт и Перрин, с глуповатыми ухмылками до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава ушей, наперерыв принялись говорить Эгвейн о собственных внезапных встречах со наездником в черном плаще, но Ранд хранил молчание. Он был уверен, что знает, какие слова она произнесет, когда его друзья окончат свои истории.

— Найнив оказалась права, — заявила Эгвейн куда-то в небо, чуть двое юношей замолкли. — Ни 1-го из вас нельзя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава отпускать далековато от материнского подола. Люди ездят верхом на лошадях, это вам понятно. Но из-за этого они не преобразуются в страшилищ из менестрелевых сказок.

Ранд кивнул про себя — конкретно такового ответа он и ждал. Здесь же досталось от Эгвейн и ему:

— А ты эти слухи распускаешь. Иногда ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, Ранд ал'Тор, будто бы вообщем ничего не понимаешь. Зима и так была ужасной, а ты еще принимаешься пугать деток.

Ранд состроил кислую гримасу:

— Ничего я не распускаю, Эгвейн. Но я лицезрел то, что лицезрел, а лицезрел я совсем не фермера, ищущего заблудившуюся корову.

Эгвейн набрала полную грудь воздуха, но ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава что она намеревалась сказать, никто не вызнал: дверь гостиницы распахнулась, и из нее торопливо, как будто за ним гнались, выскочил седоватый взлохмаченный человек.

Глава 4

МЕНЕСТРЕЛЬ

Дверь, грохнув, захлопнулась за спиной седоватого худенького мужчины, который волчком крутнулся на месте и уставился на нее. Его можно было бы счесть высочайшим ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, если б он не сутулился, но двигался он с живостью, создававшей обманчивое представление о его возрасте. Плащ мужчины смотрелся лоскутным одеялом, заплаты различных размеров и очертаний трепетали от каждого, даже самого легкого порыва ветра сотками разноцветных пятен. По сути, как успел рассмотреть Ранд, плащ был довольно толстым, что бы там ни ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава утверждал мастер ал'Вир: цветастые заплатки служили большей частью для декорации.

— Менестрель! — взволнованно шепнула Эгвейн.

Седоватый мужик резко развернулся, плащ взметнулся в воздух, открыв длинноватую необыкновенную куртку с мешковатыми рукавами и большенными кармашками. Густые, такие же белые, как и волосы, висящие усы; угловатое его лицо наводило на идея ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава о дереве, пережившем грозные времена. Мужик надменно указал на Ранда и его друзей чубуком собственной трубки, длинноватым, с необыкновенной резьбой. В воздухе повис дымный хвост. Голубые, все замечающие глаза впились в ребят из-под белоснежных кустистых бровей.

Ранд с энтузиазмом рассматривал незнакомца, в особенности его заинтриговали глаза. В Двуречье у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава всех были черные глаза, как и практически у всех негоциантов и сторожей, ну и у всех, кого он лицезрел в жизни. Конгары и Коплины глумились над сероватыми очами Ранда, пока в один прекрасный момент в конце концов он не съездил кулаком Эвалу Коплину по носу, — Мудрейшей пришлось тогда серьезно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава потрудиться. Ранд задумался: а есть ли в мире такие страны, где черных глаз нет ни у кого? Может, и Лан из таких краев?

— Что же это все-таки за место такое? — спросил менестрель глубочайшим низким голосом, который звучал громче голоса обычного человека. Его звуки даже на открытом воздухе ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава как будто заполняли большущее помещение и отражались от стенок. — Какие-то недотепы из деревни на холмике произнесли мне, что до мглы я доберусь сюда, правда, забыв упомянуть, что для этого мне нужно выехать до пополудни. Когда я в конце концов достигнул цели, продрогнув до костей и мечтая только о теплой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава постели, этот владелец гостиницы брюзжал битый час, как будто я некий приблудный свинопас и как будто не меня ваш Совет Деревни пригласил показать свое искусство на этом вашем праздничке. И он до сего времени даже не удосужился уведомить меня, что конкретно он — мэр. — Менестрель замолчал, переводя дыхание, окинул всех ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава взором и сразу продолжил: — И вот, когда я спустился вниз выкурить трубку перед камином и пропустить кружечку эля, в общем зале все мужчины уставились на меня, как будто я самое наименьшее — возлюбленный родственничек, припершийся одолжить у их денежек. Один престарелый дедуля взялся учить меня, какие сказания мне следует говорить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 4 глава, а какие не надо, а позже девчушка кликнула, чтобы я убирался, и пригрозила угостить меня неплохим ударом дубины, чтобы я резвее пошевеливался. Ну где это видано, чтоб так обращались с менестрелем?


dopuskaemie-avtomobili-uchastniki.html
dopuskaemie-otkloneniya-ot-proektnogo-polozheniya-sten-peregorodok-i-balok-bruschatih-zdanij.html
dopuskaemie-znacheniya-davleniya-masla.html