ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава

Перрин увидел, как кивнула Эгвейн. Женщина задумывалась, что в полумраке он этого не увидит.

— С нами все будет в порядке, Перрин.

Свет, пошевелил мозгами он удивленно, да ОНА пробует МЕНЯ успокоить.

Клики все не затихали. Маленькие цепочки факелов двигались вдали — мерцающие во мраке светлячки.

— Перрин, — негромко произнесла Эгвейн, — ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава будешь со мной плясать в Денек Солнца? Если к тому времени мы будем дома?

Плечи Перрина дрогнули. Он не издал ни звука и не знал, смеяться ему либо рыдать.

— Буду. Обещаю! — Против воли ладошки юноши сжали топор, напомнив ему, что тот как и раньше у него в руках. Глас Перрина ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава свалился до шепота: — Я обещаю, — произнес он вновь, только надеясь.

Сейчас группы всадников с факелами рассыпались по буграм, по десять-двенадцать человек. Сколько было таких групп, Перрин найти не мог. Иногда в поле зрения оказывалось три либо четыре кавалериста, рыскающих взад-вперед. Они перекликались вместе, и время от времени ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава в ночи слышались только лошадиное ржание и человеческие клики.

Перрин лицезрел все сходу с различных мест. Он спрятался на склоне холмика совместно с Эгвейн, следя за передвигающимися во тьме факелами-светляками, и на уровне мыслей бежал в ночи совместно с Пестрой, и с Ветром, и с Прыгуном. Волки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава были очень изранены воронами, чтоб бежать стремительно либо далековато, потому они стремились отогнать людей из сумрака, вытеснить их под защиту огней. В конце концов, когда в ночи бродят волки, люди всегда отыскивают безопасности у огня. Некие верховые вели в поводу лошадок без седоков; животные пронзительно ржали и вставали на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава дыбы, дико выкатывая глаза, храпя и вырывая поводья из рук, и разбегались во все стороны, когда посреди их метались сероватые фигуры. Лошадки под наездниками тоже звучно ржали, когда из мглы вылетали сероватые тени, острые клыки рвали им сухожилия, иногда и наездники тоже орали — перед тем, как челюсти вгрызались им ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава в гортань. Илайас был там же, различимый еще больше смутно, крадущийся в ночи со своим длинноватым кинжалом, — двуногий волк с одним острым железным клыком. Клики все почаще переходили в проклятья, но никто и не задумывался отрешаться от поисков. Вдруг Перрин сообразил, что люди с факелами следуют какому-то плану. Всякий раз ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава какой-либо из отрядов возникал в поле его зрения — по последней мере, какой-то из них, — все поближе к склону того холмика, где они с Эгвейн Скрывались. Илайас повелел скрываться, но... Что, если мы побежим? Может, нам получится скрыться во тьме, если мы не будем останавливаться. Может быть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, мгла нам поможет.

Парень оборотился к Эгвейн, но решение его уже опоздало. Сбившиеся в кучу факелы — их было с дюжину — появились у подножия холмика, покачиваясь в такт лошадиной рыси. Острия пик мелькали в свете факелов. Перрин застыл, затаив дыхание, пальцы стиснули рукоять топора.

Наездники проскакали мимо холмика, но какой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава-то из них что-то кликнул, и факелы повернули назад. Мысли Перрина лихорадочно метались, стараясь найти для него и Эгвейн путь бегства. Но как они с женщиной двинутся с места, их неизбежно увидят, если уже не узрели, как только их увидят, скрыться навряд ли получится, даже если на помощь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава придет мгла.

Наездники приближались к подножию холмика, каждый держал в одной руке факел, а в другой — длинноватое копье, правя лошадью коленями. В свете факелов Перрин рассмотрел белоснежные плащи Деток Света. Вояки высоко поднимали факелы и наклонялись вперед в собственных седлах, всматриваясь в глубочайшие тени под пальцами Артура Ястребиного ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава Крыла.

— Там, вверху, что-то есть, — произнес один из всадников. Глас его звучал очень звучно, как будто он сам страшился того, что крылось вне света факелов. — Говорю вам, там полностью может кто-то скрываться. Это не лошадка?

Эгвейн положила ладонь на руку Перрина; в мгле глаза девицы казались большущими. Ее безгласный вопрос ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава был очевиден, невзирая на тень, скрадывающую черты лица девицы. Что делать? Илайас и волки как и раньше гонялись в ночи. Лошадки понизу нервно переступали с ноги на ногу. Если на данный момент мы побежим, они здесь же нас догонят.

Один из Белоплащников двинул свою лошадка вперед и выкрикнул ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, задрав голову к верхушке холмика:

— Если вы осознаете людскую речь, спускайтесь и сдавайтесь! Вам не будет причинено никакого вреда, если вы ходите в Свете. Если вы не сдадитесь, то все будете убиты. У вас на раздумья одна минутка!

Копья опустились, длинноватые железные острия сверкнули в свете факелов ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава.

— Перрин, — шепнула Эгвейн, — нам от их не убежать. Если мы не сдадимся, они нас уничтожат. Перрин?

Илайас и волки как и раньше свободны. Очередной отдаленный захлебнувшийся вскрик: некий Белоплащник оказался очень близко к Пестрой. Эгвейн вопросительно смотрела на Перрина, ждя решения. Если мы побежим... Он утомилось покачал головой, встал, как будто бы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава в трансе, и заковылял вниз по холмику в сторону Малышей Света. Он услышал, как Эгвейн вздохнула и пошла за ним, еле-еле волоча ноги. Почему Белоплащники настолько напористы, как будто они жутко терпеть не могут волков? Почему они пахнут как-то не так? Перрину показалось, что он сам почуял ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава этот неверный запах, когда ветер подул от всадников.

— Брось топор! — повелительно произнес юноше командир отряда.

Перрин ковылял к нему, морща нос, стараясь отвертеться от того аромата, который, как ему казалось, он ощущал.

— Брось его, дубина! — Копье предводителя нацелилось Перрину в грудь.

Мгновение Перрин ошеломленно смотрел на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава наконечник копья, таковой острый, что он без усилий мог пронзить юношу насквозь, и вдруг выкрикнул:

— Нет!

Но орал он не наезднику.

Из ночи появился Прыгун, и Перрин был един с волком. Прыгун, который щенком следил за парящими соколами и которому так очень хотелось летать в небе так, как летают соколы. Щенок ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава подскакивал и прыгал, пока не смог подскочить выше хоть какого волка, и, повзрослев, никогда не забывал собственной щенячьей мечты о парении в небе. Из ночи появился Прыгун и оторвался от земли в прыжке, воспарив, как будто орел. У Белоплащника была только секунда, — только чтоб разразиться бранью, а позже челюсти Прыгуна ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава сомкнулись на горле человека, наставившего копье на Перрина. Толчок оказался настолько силен, что наездника просто вышибло из седла, и оба, человек и большой волк, свалились. Перрин ощутил, как раздробилось человечье гортань, ощутил вкус крови.

Прыгун приземлился мягко, уже отпустив убитого им человека. Шерсть волка была испачкана кровью, не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава только лишь его своей, да и чужой кровью. Глубочайшая рана пересекала волчью рожу, проходя через пустую левую глазницу. Здоровый глаз волка на миг повстречался со взором Перрина. Беги, брат! Волк крутнулся, чтоб прыгнуть снова, чтоб взмыть в воздух в последний раз, но копье приколотило его к земле. 2-ой кусочек стали ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава стукнул волка меж ребер, вонзившись в землю под ним. Изворачиваясь и дергая ногами, Прыгун кусал державшие его древки. Парить!

Боль нахлынула на Перрина, и он испустил одичавший крик, в каком было что-то от волчьего воя. Ни о чем же не думая, парень рванулся вперед, как и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава раньше крича. Все мысли пропали. Верховые сблизились очень тесновато и не могли действовать копьями, а топор летал перышком в руках Перрина, один большой волчий клык из стали. Что-то обвалилось на голову юноше, и, падая, он еще не знал, кто погиб: Прыгун либо он сам.

...парить как будто орел.

* * *

Бормоча ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, Перрин открыл затуманенные глаза. Голова у него болела, а почему, он не помнил. Щурясь от света, он осмотрелся. Эгвейн стояла на коленях и смотрела на лежащего юношу. Они находились в квадратной палатке — не меньше комнаты средних размеров в доме на ферме, с полотняным полом. Масляные осветительные приборы на больших ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава подставках, по одной в каждом углу, заливали палатку броским светом.

— Хвала Свету, Перрин, — шепнула женщина. — Я страшилась, что они тебя уничтожили.

Не ответив, Перрин внимательно поглядел на седоволосого мужчину, сидевшего на единственном в палатке стуле. Темноглазое, доброе, как у любящего деда, лицо оборотилось к юноше, лицо, так не соответственное бело ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава-золотому табару, который носил мужик, и стянутым ремнями, сверкающим доспехам поверх его снежно-белых одежд. Лицо казалось благожелательным, грубовато-добродушным и великим, и что-то в нем соответствовало стильной простоте и строгости всего в палатке. Стол, походная кровать, умывальник с обычным белоснежным тазом и кувшином, единственный древесный сундук, вкрапленный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава незатейливым геометрическим узором. Дерево было отполировано до мягенького блеска, оно поблескивало меркло, совершенно меркло, и ничто не оказалось на виду. Вся обстановка в палатке несла на для себя печать мастерства, но только тот, кто когда-либо следил за работой настоящего мастера — такового, как мастер Лухан либо столяр-краснодеревщик ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава мастер Айдайр, — мог узреть в предметах сущность творчества.

Хмурясь, мужик пальцем ворошил на столе две маленькие кучки каких-либо вещей. В какой-то из них Перрин вызнал содержимое собственных кармашков и свой поясной ножик. Серебряная монета, подарок Морейн, покатилась по столу, и мужик вдумчиво толкнул ее назад. Сморщив губки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, он оставил кучки в покое и взял со стола топор Перрина, взвесив его в руках. Позже мужик вновь направил внимание на обитателей Эмондова Луга.

Перрин попробовал встать. Резкая боль пронзила руки и ноги — и он шлепнулся назад. На данный момент в первый раз парень сообразил, что связан ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава по рукам и ногам. Он обернулся к Эгвейн. Та горестно пожала плечами и изогнулась так, чтоб Перрин увидел ее спину. Полдюжины ремней стягивали запястья и щиколотки девицы, глубоко впившись в плоть. Меж оковами на ее щиколотках и запястьях был пропущен кусочек веревки, так маленький, что, встань Эгвейн на ноги, и у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава нее не будет способности выпрямиться.

Перрин захлопал очами. То, что их связали, само по себе шокировало, но веревок на их было столько, что хватило бы удержать лошадка. Что они о нас представили?

Седоволосый следил за пленниками с любопытством и вниманием, совершенно как мастер ал'Вир, раздумывающий над ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава некий неувязкой. Про топор в собственных руках он как будто запамятовал.

Полог шатра качнулся в сторону, и в палатку вошел высочайший мужик. На его длинноватом и худеньком лице выделялись глаза, посаженные так глубоко, что казалось, как будто они глядят из каверн. Избытком плоти он не отличался, жира не было совсем; кожа туго ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава обтягивала мышцы и кости.

Перрин успел увидеть снаружи лагерные костры в ночной тьме и 2-ух стражей в белоснежных плащах у входа в палатку, потом полог свалился вниз. Как вошедший оказался в шатре, он тормознул, выпрямившись, как будто металлический стержень, и смотря впереди себя, на далекую стену шатра. Его пластинчато ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава-кольчужные доспехи отливали серебром на фоне снежно-белого плаща и одежки.

— Милорд Капитан.

Глас его оказался таким же жестким, как и стойка, и скрипучим, но каким-то мерклым, лишенным всяких чувств. Седоволосый небережно махнул рукою.

— Будьте непринужденней, чадо Байар. Вы уже подсчитали наши утраты в этой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава... стычке?

Высочайший мужик расставил ноги, но большей непринужденности в его позе Перрин не увидел.

— Девять человек погибло, Милорд Капитан, и 20 три ранено, семеро из их — серьезно. Но верхом могут ехать все. 30 лошадок пришлось умертвить. У их перерезаны сухожилия! — Эти слова он особо выделил своим бесстрастным голосом, как будто происшедшее с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава лошадьми было ужаснее, чем погибель и ранения людей. — Многие запасные лошадки разбежались. Неких на рассвете мы сможем отыскать, Милорд Капитан, но волки, что разогнали их... потому, чтоб собрать их всех, будет нужно не один денек. Люди, которым полагалось присматривать за лошадьми, назначены в ночную стражу до нашего прибытия ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава в Кэймлин.

— У нас ни 1-го излишнего денька, чадо Байар, — мягко произнес седоволосый. — Мы выступаем на рассвете. Этого решения не изменит ничто. В Кэймлине мы должны быть впору, так?

— Как прикажете, Милорд Капитан.

Седоволосый бросил взор на Перрина и Эгвейн, потом снова отвернулся.

— И что мы имеем, не считая этих ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава 2-ух юнцов?

Байар глубоко втянул воздух и помедлил с ответом.

— У меня есть ободранный волк, который был с ними заодно, Милорд Капитан. Из волчьей шкуры выйдет потрясающий коврик для палатки Милорда Капитана.

Прыгун! Даже не осознавая, что делает, Перрин зарычал и попробовал освободиться от собственных оков. Веревки врезались ему в кожу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава — запястья стали скользкими от крови, — но не поддались.

В первый раз Байар посмотрел на пленников. Эгвейн отшатнулась. Лицо мужчины было настолько же бесстрастным, как и глас, но в запавших очах пылал ожесточенный огнь, совершенно как пламя в глазах Ба'алзамона. Байар не мог терпеть их так, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава будто они долгие и длительные годы были его неприятелями, а не людьми, которых он до этого никогда не лицезрел.

Перрин с вызовом уставился ему в глаза. Рот его искривился в ухмылке при мысли о том, как его зубы вонзаются в гортань мужчины.

Вдруг ухмылка юноши пропала, и он содрогнулся ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава. Мои зубы? Я же человек, а не волк! Свет, должен же быть конец этому! Но он как и раньше не отводил взгляда от пылающих глаз Байара: ненависть за ненависть.

— Мне нет дела до ковриков из волчьей шкуры, чадо Байар. — Упрек в голосе Капитана был мягеньким, но спина Байара мгновенно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава отвердела, его взгляд уперся в стенку палатки. — Вы докладывали о том, чего мы достигнули этой ночкой, разве нет? Если мы вообщем чего-то достигнули.

— Стаю, которая напала на нас, я могу оценить в 50 либо больше животных, Милорд Капитан, из их мы уничтожили само мало 20, может быть 30, волков. Я не считаю ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, что розыски трупов следует продолжать ночкой, рискуя утратить еще несколько лошадок. Днем я соберу и сожгу убитых волков, тех, которых не утащат под покровом мглы. Не считая этих 2-ух, было еще по последней мере с дюжину людей. Полагаю, мы управились с 4-мя либо пятью из их, но маловероятно, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава нам получится отыскать еще хоть одно тело, исходя из обыкновения Приспешников Тьмы уносить собственных мертвецов, чтобы скрыть понесенный ими урон. По-видимому, это была согласованная засада, но появляется вопрос о...

У Перрина перехватило гортань, когда худенький мужик продолжил собственный доклад. Илайас? Осторожно, без всякого желания, он попробовал ощутить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава Илайаса, волков... И ничего не нашел. Было так, как будто он никогда не проникал в мысли волков. Или они погибли, или оставили нас. Ему захотелось рассмеяться горьковатым хохотом. Наконец случилось то, чего он так вожделел, но стоимость этого оказалась высока.

В этот самый момент седоволосый засмеялся низким, презрительным смешком ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, от которого на щеках Байара проступили красные пятна.

— Итак, чадо Байар, ваше заключение: выше пятидесяти волков и больше 10-ка Приспешников Тьмы напали на нас из приготовленной заблаговременно засады. Да? Видимо, так, если уж вы лицезрели пару-тройку схваток.

— Но, Милорд Капитан Борнхальд...

— Я бы произнес — 6 либо восемь волков, чадо Байар, а ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава из людей, наверняка, только эти двое. Вы выказываете искреннее рвение, но не имеете никакого опыта действий вне городка. Совершенно другое дело — нести Свет, когда улицы и дома далековато. Ночкой заурядно волки кажутся числом более, чем есть по сути, — и люди тоже. Я думаю, самое большее — 6 либо восемь. — Румянец Байара ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава равномерно становился все темнее. — Полагаю также, что были они тут по той же самой причине, что и мы: здесь единственный доступный источник воды, по последней мере на денек пути в любом направлении. Еще более обычное истолкование — и обычно оно самое верное. Наберетесь опыта, научитесь.

По мере того как доброжелательный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава с виду мужик гласил, лицо Байара покрывалось безжизненной бледностью; красные пятна на его впавших щеках по контрасту с ней обрели багряный колер. На мгновение он скосил глаза на 2-ух пленников.

Сейчас он нас терпеть не может еще более, помыслил Перрин, за то, что мы слышали эти слова ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава. Но почему он вообщем нас терпеть не может?

— Каково ваше мировоззрение вот об этом? — спросил Капитан, демонстрируя Байару Перринов топор.

Байар вопросительно посмотрел на собственного командира и, дождавшись ответного кивка, взял орудие. Он взвесил топор в руке и удивленно хмыкнул, потом кратко взмахнул им над головой, описав маленькую ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава дугу и чуть не задев верх палатки. Топором он действовал так уверенно, как будто родился с ним в руках. Восхищение, смешанное с завистью, промелькнуло на миг на худеньком лице, но, когда Байар опустил топор, лицо его было настолько же бесстрастно, по-прежнему.

— Потрясающе сбалансировано, Милорд Капитан. Изготовлено просто, но очень ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава неплохим кузнецом-оружейником, может быть даже мастером. — Пылающие темным огнем глаза Байара обожгли пленников. — Орудие никак не деревенских обитателей, Милорд Капитан. Никак не фермеров.

— Естественно, нет. — Седоволосый оборотился к Перрину и Эгвейн с легким упреком и усталой ухмылкой — хороший дедушка, которому понятно, что его внуки напроказничали. — Меня зовут Джефрам Борнхальд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, — произнес он им. — Ты, как я донял, — Перрин. Но вот вы, юная дама, как ваше имя?

Перрин сурово поглядел на седоватого, но Эгвейн качнула головой.

— Не будь глуповатым, Перрин. Я — Эгвейн.

— Просто Перрин и просто Эгвейн, — тихо произнес Борнхальд. — Но, полагаю, если вы и взаправду Друзья Темного, то вы вожделели ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава бы скрывать свои подлинные имена по способности дольше.

Перрин с трудом, но сам поднялся на колени; большего не позволяли оковы.

— Мы не Друзья Темного! — яростно сделал возражение он.

Слова еще не успели слететь с его губ, как Байар оказался около Перрина. Мужик двигался, как будто змея. Парень увидел, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава рукоять топора резко двинулась к нему, и попробовал пригнуться, но тяжелое топорище попало ему повыше уха. Только то событие, что Перрин отстранился от удара, выручило юношу, и он не свалился с проломленным черепом. И все равно у него искры из глаз посыпались. От удара о землю перехватило ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава дыхание. В голове звенело, и кровь заструилась по щеке юноши.

— У вас нет никакого права, — начала Эгвейн и пронзительно вскрикнула, когда рукоять топора метнулась к ней. Женщина отшатнулась вбок, и топорище со свистом пронеслось в воздухе, когда она свалилась на полотно пола.

— Лучше вам впредь быть сдержаннее на язык и не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава дерзить, — произнес Байар, — когда гласите с Помазанником Света, по другому сможете лишиться языков.

Худшим из всего было то, что в голосе Байара как и раньше не слышалось никаких чувств. Отрезать языки пленникам не доставило бы ему наслаждения и не вызвало бы сожаления; это просто нечто такое ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, что ему пришлось бы сделать.

— Спокойнее, чадо Байар. — Борнхальд опять поглядел на пленников. — Полагаю, вам не сильно много понятно о Помазанниках, либо о Лордах-Капитанах Деток Света, не так ли? Нет, по-моему, мало. Так что хотя бы ради Байара постарайтесь не спорить и не орать, отлично? Я желаю только ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, чтоб вы шли в Свете, не больше, и если гнев возьмет над вами верх, это не поможет никому из нас.

Перрин поднял взор на мужчину с худеньким лицом, возвышающегося над ним и женщиной. Ради Байара? Парень увидел про себя, что Капитан не отдал приказ тому отступить от их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, Байар повстречал взор юноши и улыбнулся: ухмылка задела только его губ, но кожа на скулах натянулась еще более, от чего лицо стало очень припоминать череп. Перрин содрогнулся.

— Мне доводилось слышать о людях, бегающих вкупе с волками, — в раздумье произнес Борнхальд, — хотя сам я до этого этого не лицезрел. Как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава подразумевают, люди говорят с волками и с иными созданиями Темного. Отвратительное дело. Это принуждает меня бояться, что Последняя Битва и по правде грядет.

— Волки не... — Перрин оборвал себя, когда носок сапога Байара оттянулся вспять. Глубоко вздохнув, парень продолжил более размеренным тоном. С гримасой расстройства Байар опустил ногу. — Волки — не сотворения ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава Темного. Они терпеть не могут Темного. По последней мере, троллоков они терпеть не могут и Исчезающих.

Перрин был поражен, заметив, как кивнул худолицый, кивнул, как будто каким-то своим мыслям.

Борнхальд приподнял бровь.

— Кто для тебя это произнес?

— Страж, — ответила Эгвейн. Она съежилась под пылающим взором. — Он гласил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, что волки терпеть не могут троллоков, а троллоки страшатся волков.

Перрин обрадовался, что она не упомянула Илайаса.

— Страж, — вздохнул седоватый. — Создание ведьм из Тар Валона. Что еще мог сказать вам этот тип, если он сам Друг Темного и слуга Приспешников Тьмы? Вы что, не понимаете, что у троллоков волчьи рыла ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, и клыки, и волчья шерсть?

Перрин заморгал, желая 1-го: чтоб прояснилось у него в голове. Он как и раньше ощущал себя так, как будто в голове у него — застывшая студнем боль, но была какая-то неправильность. Ему никак не удавалось разобраться со своими идеями, чтоб уразуметь разгадку всего этого.

— Не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава у всех троллоков, — пробормотала Эгвейн. Перрин бросил на Байара настороженный взор, но худенький просто следил за женщиной. — У неких есть рога, как у баранов либо козлов, либо ястребиные клювы, либо... ну, всякое такое прочее.

Борнхальд сокрушенно покачал головой.

— Я предоставляю вам шанс, а вы с каждым словом зарываете себя все ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава поглубже. — Он поднял руку с выставленным пальцем. — Вы бежали совместно с волками, созданиями Темного. — 2-ой палец: — Вы признали, что знакомы со Стражем, еще одним созданием Темного. Сомневаюсь, чтоб он говорил вам о том, чем занимается, если встреча ваша была только мимоходом. — 3-ий палец: — У тебя, парень, в кармашке была ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава марка Тар Валона. Большая часть людей вне Тар Валона стараются побыстрее избавиться от таких монет. Если только они не служат колдуньям Тар Валона. — 4-ый: — Ты нес с собой боевое орудие вояки, хотя в то же время одет ты как фермерский юноша. Как следует, скрытничаешь и таишься ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава. — Поднятый большой палец: — Вам понятно про троллоков и Мурддраалов. Так далековато к югу только считанные умники да те, кто побывал в Пограничных Землях, веруют, что они есть, что они не вымысел из преданий и рассказов. Может, вы бывали в Пограничных Землях? Если так, то скажите мне: где конкретно? Я ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава порядком постранствовал в Пограничных Землях — мне они отлично знакомы. Нет? Что ж, тогда хорошо. — Он поглядел на свои выпрямленные пальцы, потом со стуком уронил ладонь на стол. Выражение на лице хорошего дедушки гласило о том, что внуки и по правде вели себя очень плохо и навлекли на себя суровые проблемы. — Почему ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава бы вам не поведать мне правду: как вы докатились до того, что бегаете ночами с волками?

Эгвейн уже открыла рот, но Перрин увидел упрямство в движении ее подбородка и мигом сообразил, что она собирается поведать одну из числа тех выдуманных ими историй. Этого делать не стоило. Не на данный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава момент и не тут. Голова у Перрина болела, и ему очень хотелось, чтоб у него было время поразмыслить, но времени-то как раз и не было. Откуда знать, где бывал этот Борнхальд, с какими странами и городками он отлично знаком? Если он обличит их во ереси, возвратиться к правде станет ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава нереально. Тогда Борнхальд будет совсем убежден, что они — Приспешники Тьмы.

— Мы из Двуречья, — стремительно произнес Перрин.

Эгвейн в открытую вытаращилась на него, только позже спохватившись, а он торопливо стал излагать правду — либо вариант правды. Они вдвоем покинули Двуречье, чтоб узреть Кэймлин. По пути прослышали о развалинах ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава большущего городка, но когда они отыскали Шадар Логот, там кишмя кишели троллоки. Им вдвоем удалось спастись за рекой Аринелле, но к этому времени они совершенно заплутались. Позже они совсем случаем повстречали человека, который предложил провести их к Кэймлину. Он заявил, что его имя — не их дело, и навряд ли этот незнакомец источал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава дружелюбие, но им нужен был проводник. Впервой волков они оба узрели после того, как появились Малыши Света. Все, что они пробовали сделать, — это спрятаться, чтоб их не съели волки либо не уничтожили люди либо лошадки.

— ...Если б мы знали, что вы — Детки Света, — окончил парень, — мы бы попросили у ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава вас помощи.

Байар недоверчиво хмыкнул. Перрина такое отношение озаботило не много: если получится уверить Капитана, то Байар им не Страшен. Ясно, что Байар дышать не станет, отдай приказ ему Лорд-Капитан Борнхальд.

— Не вижу здесь никакого Охрана, — чуток погодя произнес седоволосый мужик.

Выдумка Перрина подвела юношу — он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава осознавал: чтоб обмозговать все, необходимо время. В возникшую паузу-брешь устремилась Эгвейн:

— Его мы повстречали в Байрлоне. В городке полным-полно людей, спустившихся после зимы с копей, и в гостинице нас посадили с ним за один стол. Мы с ним только раз побеседовали за пищей.

Перрин вздохнул свободнее. Спасибо, Эгвейн.

— Возвратите ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава им их манатки, чадо Байар. Не орудие, очевидно. — Байар удивленно поглядел на Борнхальда, и тот добавил: — Либо же вы из числа тех, кому по нраву грабить непросвещенных, чадо Байар? Это дурное занятие, да? Ни один человек не может быть вором и ходить в Свете.

Казалось, Байар боролся с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава соблазном не поверить этому предположению.

— Означает, вы нас отпускаете? — В голосе Эгвейн звучало удивление. Перрин поднял голову и поглядел на Капитана.

— Естественно, нет, дитя, — грустно произнес Борнхальд. — Может, вы и рассказываете правду о том, что вы из Двуречья, так как понимаете о Байрлоне и рудниках. Но вот Шадар Логот?.. Это ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава заглавие понятно очень и очень немногим, большая часть из их — Друзья Темного, и каждый, кому понятно довольно, чтоб знать это заглавие, сведущ довольно, чтоб не соваться туда. Советую вам по пути в Амадор придумать историю лучше. Время у вас будет, потому что нам придется задержаться на короткий срок ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава в Кэймлине. Правда, дитя, — предпочтительна. В правде и в Свете — свобода.

Байар запамятовал о собственной робости перед седоволосым. Он резко отвернулся от пленников, в словах его прозвучала оскорбительная резкость.

— Вы не сможете! Это не позволено! — Борнхальд саркастически приподнял бровь, и Байар, поперхнувшись, мигом сбавил тон: — Простите меня, Милорд Капитан ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава. Я забылся, и я смиренно прошу прощения и готов подвергнуть себя епитимье, но, как отметил сам Милорд Капитан, мы должны быть в Кэймлине впору, а потому что большая часть запасных лошадок разбежалась, то нам и без пленников будет тяжело поспеть туда в срок.

— И что все-таки вы предлагаете? — тихо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава спросил Борнхальд.

— Кара для Приспешников Тьмы — погибель! — От ровненького голоса, которым были сказаны эти слова, их смысл стал еще больше наизловещим и ошеломляющим. Таким тоном можно было предлагать раздавить козявку. — С Тенью не может быть перемирия. Нет снисхождения Друзьям Темного.

— Рвение должно приветствовать, но, как мне нередко приходится замечать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава собственному отпрыску Дэйну, чрезмерное усердие может обернуться прискорбной ошибкой. Вспомните к тому же, о чем молвят Догматы. Ни один человек не потерян так, что его нельзя было бы вывести к Свету. Эти двое юны. Они еще не могли оказаться глубоко в Тени. Их еще можно привести к Свету ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, если только они позволят поднять пелену Тени с их глаз. Мы должны предоставить им такую возможность.

На миг Перрин практически ощутил размещение к схожему на нежного дедушку мужчине, который встал меж ним и Байаром. Потом Борнхальд с ухмылкой, по-отечески нежной, оборотился к Эгвейн.

— Если вы откажетесь придти к Свету ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава к тому времени, когда мы достигнем Амадора, я буду обязан передать вас Вопросительным, а по сопоставлению с ними рвение Байара — менее чем свеча перед Солнцем. — Седоволосый гласил, как будто человек, который сожалеет о том, что принужден делать, но у которого и в идей нет совершить нечто выходящее за ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава рамки собственных прямых обязательств — как он их соображает. — Раскайся, отрекись от Темного, приди к Свету, исповедуйся в собственных грехах и расскажи о том, что для тебя понятно об этих гадостях с волками, и ты будешь избавлена от кары. Ты пойдешь свободно, в Свете.

Внимательный взор свалился на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава Перрина, и Борнхальд сокрушенно вздохнул. Ледяной холод сковал юношу.

— Но вот ты, просто Перрин из Двуречья... Ты убил двоих Деток. — Борнхальд коснулся топора, который Байар как и раньше держал в руках. — Что до тебя, то, боюсь, в Амадоре тебя ожидает виселица.

Глава 31

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЗА УЖИН

Ранд, сузив глаза, смотрел за столбом пыли ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава, поднимавшимся впереди, за тремя-четырьмя извивами дороги. Мэт уже направлялся к буйно разросшимся кустикам живой изгороди, протянувшейся повдоль обочины. Если в ней получится отыскать проход, то за вечнозеленой листвой и густо переплетенными ветвями можно будет спрятаться не ужаснее, чем за каменной стенкой. По другую сторону дороги, отмеченной редчайшими бурыми скелетами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава кустов в рост человека, раскинулось обширное, с полмили, незапятнанное поле, за которым темнел лес. Поле могло быть частью не очень издавна брошенной фермы, но стремительно спрятаться там было негде. Ранд старался найти скорость пыльного столба и силу ветра.

Неожиданный порыв завертел дорожную пыль вокруг юноши, швырнув пригоршню сора ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава ему в глаза. Ранд заморгал и поправил обычный черный шарф, обмотанный вокруг носа и рта. Шарф сейчас был не очень незапятнанным, лицо от него почесывалось, но он защищал от висячей в воздухе пыли. Его отдал Ранду крестьянин, широколицый мужик, со щеками и лбом, изборожденными глубокими морщинами от тревог и хлопот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава.

— Не знаю, от чего вы бежите, — произнес он тогда, озабоченно хмурясь, — и знать не желаю. Вам понятно? У меня семья. — Вдруг крестьянин вынул из кармашка куртки два длинноватых шарфа, свернутых клубком, и засунул их юношам. — Это малость, но возьмите. Шарфы моих мальчиков. У их найдутся другие. Меня вы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава не понимаете, понятно? Времена на данный момент томные.

За этот шарф Ранд был глубоко признателен фермеру. После Беломостья список хороших поступков со стороны сторонних людей был совершенно короток, Ранду не верилось, что он станет приметно длиннее.

Мэт, лицо которого, не считая глаз, вполне скрывал обмотанный вокруг головы шарф, стремительно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава шел повдоль живой изгороди, дергая за зеленоватые ветки. Ранд коснулся увенчанного цаплей эфеса у собственного пояса, но позже опустил руку. В один прекрасный момент прорубленная в изгороди дыра уже чуть ли не выдала 2-ух друзей. Пыльный столб приближался, становясь плотнее. Это не ветер. Отлично хоть дождика нет. Дождик приколачивает пыль ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 35 глава. Каким бы сильным он ни был, езженная дорога в грязь никогда не преобразовывалась, но после дождика пыли не было. Только пыль могла предупредить о чьем-то приближении ранее, чем его услышишь. Время от времени и это предупреждение опаздывало.


dopusk-komand-i-uchastnikov-igrokov.html
dopusk-oruzhiya-blizhnego-boya.html
dopusk-strelkovogo-oruzhiya.html