ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава

— Они живые, — твердо заявил Ранд. Он обернулся к Мэту, ища у него поддержки, но брови того двинулись к переносице, губки перевоплотился в ниточку, а взор уперся в доски палубы.

— Ну скажи же, — обратился к Мэту Ранд. — Для чего так сердиться, если не умеешь играть на флейте? Я тоже не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава умею, разве только немножко. Ранее же ты никогда не желал играть.

Мэт поднял глаза, как и раньше хмурясь.

— А вдруг они погибли? — тихо произнес он. — Нам придется смириться с этим, правильно?

Впередсмотрящий на носу в один момент заорал:

— Беломостье! Впереди Беломостье!

Долгую минутку, не хотя веровать, что Мэт сумел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава сказать нечто схожее как будто мимоходом, Ранд смотрел ему в глаза, а вокруг бурлила суматоха: матросы готовились подводить судно к пристани. Мэт сурово глядел на Ранда, втянув голову в плечи. Ранду хотелось сказать ему сходу очень почти все, но он не мог отыскать слов. Они должны веровать, что другие ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава живые. Должны веровать. А почему? — въедчиво вопрошал голосок кое-где глубоко-глубоко. Чтоб все завершилось, как в каком-нибудь из преданий Тома? Герои находят сокровище и одолевают злодея, а позже живут длительно и счастливо? Кое-какие сказания кончаются совершенно не так. Время от времени даже герои погибают. А разве ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава герой, Ранд ал'Тор? Разве ты герой, овечий пастух?

Вдруг Мэт вспыхнул и отвел глаза. Нерадостные мысли отступили, освободив Ранда из собственных хватких когтей, и он вскочил, и устремился через суету к борту. Мэт поплелся за ним, даже не стараясь уворачиваться от проносящихся по палубе матросов. Команда сновала по ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава судну, шлепая босоногими ногами по палубе, волоча канаты, привязывая одни тросы и отвязывая другие. Одни выносили из трюма огромные целлофановые мешки, набитые шерстью под завязку так, что чуть не взрывались, а другие в это время готовили канаты шириной с руку Ранда. Невзирая на спешку, все двигались с уверенностью людей, которые до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава этого проделывали то же самое тыщу раз, но капитан Домон тяжело вышагивал туда-сюда по палубе, выкрикивая команды и браня тех, кто, на его взор, действовал недостаточно проворно.

Ранд не мог оторвать взор от чуда, зияющего за плавной излукой Аринелле, которую огибало судно. Он знал о нем ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава по песням и историям, по рассказам торговцев, но сейчас воочию узрел легенду.

Над широкой рекою высочайшей аркой изгибался Белоснежный Мост, раза в два-три выше, чем подымалась мачта «Ветки»; и весь, полностью, светился в лучах солнца молочной белизной, впитывая свет в себя, а позже вроде бы искрясь изнутри. Тонкие ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава опоры из такого же материала уходили в глубину, а вокруг их кипело водоворотами сильное течение, и они выглядели очень хрупкими, чтоб держать на для себя тяжесть пролетов. Весь мост казался как будто бы высеченным из одного-единственного камня либо отлитым в одной форме рукою гиганта — широкий и высочайший, взметнувшийся через ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава реку с умопомрачительным изяществом, которое чуть не принуждало запамятовать о его величине. В общем, мост собственной громадиной затмевал город, раскинувшийся у его подножия на восточном берегу, хотя Беломостье намного превосходило Эмондов Луг: каменные и кирпичные дома такие же высочайшие, как в Таренском Перевозе, и древесные пристани, тонкими пальцами вытянувшиеся в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава реку. Маленькие лодки густо усеивали гладь Аринелле, тянули сети рыбаки. И над всем этим высился и светился Белоснежный Мост.

— Похоже на стекло, — произнес Ранд, ни к кому не обращаясь.

Проходящий сзади него капитан Домон тормознул и заложил огромные пальцы за широкий пояс.

— Нет, юноша. Чем бы оно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава ни было, это никак не стекло. Какой бы сильный дождик ни шел, мост никогда не бывает скользким, и наилучшее зубило в самой сильной руке не оставит на нем ни царапинки.

— Реликт Эры Легенд, — произнес Том. — Вот чем он должен быть, я всегда так задумывался.

Капитан угрюмо хмыкнул.

— Может статься ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, и так. Но все же полезность от него как и раньше есть. Может, и кто-то другой его выстроил. Он не должен быть работой Айз Седай, направь меня фортуна. Он не должен быть таким старенькым, как все другое, ими сделанное. Давай, гни спину, ты, дурачина окаянный, небось не переломишься ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава!

Домон заторопился далее по палубе. Ранд уставился на мост с еще огромным энтузиазмом и удивлением. Из Эры Легенд. Означает, изготовлен Айз Седай. Итак вот почему капитан Домон вел себя так удивительно, когда начал тот разговор о чудесах и диковинах, таящихся в мире. Работа Айз Седай. Одно дело — услышать о таком ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, другое — узреть, прикоснуться. Ты понимаешь это, правда? На лаконичный миг Ранду показалось, как будто тень рябью пробежала по мелочно-белому сооружению. Он перевел взор на приближающиеся причалы, но уголком глаза как и раньше лицезрел мост.

— У нас все вышло, Том, — произнес Ранд, позже принужденно рассмеялся: — И никакого мятежа ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава.

Менестрель только крякнул и дунул в усы, но два матроса, возившиеся недалеко с канатом, бросили на юношу острые взоры, а потом снова склонились над работой. Ранд оборвал хохот и постарался не глядеть на эту парочку, пока судно приближалось к Ведомостью.

«Ветка» плавненько свернула у первого причала — толстые балки плотно посиживали ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава на томных, просмоленных сваях, — и тормознула, сдав вспять, табаня веслами, вокруг лопастей вспенились водовороты. Весла здесь же втянули на борт, матросы бросили швартовы людям на причале, которые с шутками принялись обматывать их вокруг причальных тумб. А через борт уже перекидывали мешки с шерстью, чтоб защитить корпус судна от ударов ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава о сваи.

Еще судно не успели подтянуть к причалу, как у пристани появились коляски — высочайшие, темного цвета, глянцевито сверкающие лаком, у каждой из их на двери большенными знаками, золотыми либо красными, были выведены имена. Когда перебросили сходни, по ним, торопясь, зашагали прибывшие в этих колясках, гладковыбритые мужчины в долгополых ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава бархатных одеждах, плащах на шелковой подкладке и мягеньких полотняных туфлях, каждого государя аккомпанировал просто одетый слуга, несущий окованный железом валютный ящик.

Они приблизились к капитану с деланными ухмылками, которые улетучились, когда тот вдруг рявкнул им в лицо:

— Эй! — Домон ткнул толстым пальцем мимо их, и Флоран Гелб, проходящий повдоль ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава борта, застыл на месте, как будто громом пораженный. Синяк на лбу Гелба от ботинка Ранда уже сошел, но он как и раньше временами притрагивался пальцами к этому месту, как будто напоминая о нем себе. — На моем судне ты спал на вахте в последний раз! Как и на любом ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава другом, которое будет моим. Иди куда угодно — на пристань либо в реку, — но вон с моего судна! Немедленно!

Гелб сгорбился и сверкнул ненавистью в очах на Ранда и его друзей, в особенности задержав пылающий злостью взор на Ранде. Жилистый человек осмотрелся, в поисках поддержки у членов команды, работающих на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава палубе, но во взоре его было не много надежды. Один за одним матросы выпрямляли спины, отрывались от работы и холодно смотрели на него. Гелб приметно сник, но потом его взор вспыхнул огнем ярости и ненависти в два раза посильнее прежнего. Пробормотав проклятье, он устремился вниз, в кубрик. Домон, проводив ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава собственного бывшего матроса темным ворчанием, послал прямо за Гелбом 2-ух человек — присмотреть, чтоб тот чего не натворил. Когда капитан опять оборотился к негоциантам, на их лица возвратились ухмылки и они снова принялись кланяться, как будто их и не прерывали.

Мэт и Ранд по указке Тома начали собирать свои ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава манатки. Не считая одежки, которая была на их, у всех троих вещей оказалось мало. У Ранда было одеяло в скатке, переметные сумки и отцовский клинок. Он с минутку подержал клинок в руках, и тоска по родине так очень накатила на него, что защипало глаза. Он спросил себя: доведется ли ему когда-нибудь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава вновь узреть Тэма? Либо дом? Родной дом. Собираешься провести оставшуюся жизнь в бегах, всегда скрываясь и страшась собственных снов. Тяжело вздохнув, парень затянул ремень поверх куртки.

На палубе вновь появился Гелб, сопровождаемый по пятам парой надзирателей. Он глядел прямо впереди себя, но Ранд как и раньше ощущал исходящие от ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава него волны ненависти. С негнущейся, одеревеневшей спиной и потемневшим лицом, Гелб сошел на негнущихся ногах по сходням и, распихивая всех локтями, протолкался через маленькую массу, собравшуюся на пристани. Через минутку он скрылся из виду, исчезнув за купеческими колясками.

На причале собралось не очень много народу, ну и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава те — просто одетые ремесленники, рыбаки, штопающие сети, и несколько городских жителей, пришедших поглазеть на 1-ое в этом году судно, приплывшее вниз по реке из Салдэйи. Посреди женщин ни одна не походила на Эгвейн, и в массе не было никого, хоть отдаленно напоминающего Морейн, либо Лана, либо того, кого возлагал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава надежды узреть Ранд.

— Может быть, они просто не пришли на пристань, — произнес он.

— Может быть, — кратко отозвался Том. Он осторожно пристроил футляры с инструментами у себя на спине. — Вы поглядывайте, не попадется ли Гелб вам на глаза. Если сумеет, он нам бед еще доставит. Нам необходимо пройти через Беломостье так ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава тихо, чтоб никто не вспомнил о нас уже через 5 минут, как мы исчезнем из городка.

Когда они зашагали к сходням, ветер стал трепать плащи путников. Мэт прижимал к груди собственный лук, который и на данный момент, после нескольких дней, проведенных юношей на борту судна, все еще притягивал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава взгляды неких матросов: у их луки были много короче.

Капитан Домон, оставив негоциантов, нагнал Тома у сходней.

— Уже уходите, менестрель? Может, я уговорю вас остаться? Я собираюсь идти далее вниз, до Иллиана, где у народа еще сохранилось подабающее почтение к менестрелям. В мире нет места лучше для вашего искусства ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава. Я вас доставлю туда как раз к Праздничку Сефан. Состязания, вы же понимаете. Сотка золотых марок за наилучшее выполнение «Великой Охоты за Рогом»!

— Достойная заслуга, капитан, — ответил Том с роскошным поклоном, элегантно взмахнув полою плаща, на котором затрепетали разноцветные лоскутки, — и величавые состязания, они по справедливости завлекают менестрелей со всего ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава мира. Но, — сдержанно добавил он, — боюсь, нам не по средствам та плата, которую вы требуете за проезд.

— Ну, что ранее... — Капитан вынул из кармашка кожаный кошелек и кинул его Тому. Тот изловил звякнувший мешочек. — Возвращаю вашу плату и еще мало сверх того. Вред оказался не настолько велик, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава я считал, и вы отработали свою дорогу, и даже больше, рассказанными историями и арфой. Допустим, я заплачу еще столько же, если вы останетесь на борту до Моря Штормов. И я готов доставить вас на сберегал в Иллиане. Неплохой менестрель сможет устроить там свою судьбу, даже и без состязания.

Том заколебался ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, взвешивая кошелек на ладошки, но здесь заговорил Ранд:

— Мы встречаемся тут с друзьями, капитан, и собираемся идти в Кэймлин все вкупе. В Иллиан мы отправимся как-нибудь в другой раз.

Том скривил губки, потом дунул в свои длинноватые усы и засунул кошель в кармашек.

— Полностью возможно, капитан, — если людей, с которыми ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава мы должны повстречаться, тут нет.

— Точно так, — кисло произнес Домон. — Задумайтесь над моим предложением. Очень жалко, но я не мог бросить Гелба на борту, чтоб другие срывали на нем собственный гнев, но я сделал, как обещал. Наверняка, мне необходимо сейчас помягче обращаться с командой, даже если ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава это значит, что путь до Иллиана займет в три раза подольше времени, чем мне хотелось бы. Что ж, может статься, те троллоки гнались конкретно за вами.

Ранд моргнул, но удержал язык за зубами, зато Мэт оказался не настолько осмотрителен.

— А почему бы им не гнаться за нами? — спросил он. — Они ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава охотились за этим же самым кладом, который находили и мы.

— Может статься, и так, — пробурчал капитан, в голосе которого такового убеждения не слышалось. Он запустил свои толстые пальцы в бороду, потом указал на кармашек, куда Том упрятал кошель. — В два раза больше этого, если вы вернетесь, чтоб удержать мысли команды подальше ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава от рассуждении о моем грозном воззвании с матросами. Задумайтесь хорошо. Я отплываю на рассвете, с первыми лучами.

Домон развернулся на каблуках и зашагал назад к негоциантам, обширно разводя руками, как будто извиняясь, что принудил их ожидать.

Том как и раньше колебался, но Ранд подтолкнул его вниз по сходням, не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава дав способности спорить, и менестрель позволил увести себя, как будто овцу, направляемую жесткой рукою пастуха. Меж зеваками на пристани пробежал шепоток, когда они увидели лоскутный плащ Тома, и кто-то звучно спросил, где будет выступать менестрель. И это именуется не быть увиденными, поразмыслил обескураженно Ранд. К заходу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава солнца всем в Беломостье станет понятно, что в городке появился менестрель. Парень все же торопил Тома, и тот, погруженный в сумрачное молчание, даже не попробовал замедлить шаг, чтоб хотя бы минутку понежиться в лучах всеобщего внимания.

На Тома с энтузиазмом посматривали и кучера экипажей с высоты козел, но окрикнуть его им ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, по-видимому, не позволяло достоинство их высочайшего положения. Не имея ни мельчайшего представления о том, куда идти, Ранд повернул на улицу, что вела повдоль берега и под мост.

— Нам необходимо отыскать Морейн и других, — произнес он. — И побыстрее. Жаль, не сообразили поменять плащ Тома.

Менестрель вдруг ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава встряхнулся и тормознул как вкопанный.

— Если они тут либо появлялись в городке, то нам о их скажет какой-либо владелец гостиницы. Необходимо только отыскать подходящего. Содержатели гостиниц обычно собирают все анонсы и слухи. Если же их тут нет... — Он поглядел на Ранда и обернулся на Мэта. — Нам необходимо побеседовать втроем ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава.

Плащ завертелся у его ног, и менестрель двинулся в город, прочь от реки. Чтоб не отстать от него, Ранду и Мэту пришлось ускорить шаг. Широкая молочно-белая арка, давшая городку заглавие, поблизости высилась над Беломостьем точно так же, как и издалече, но Ранд, чуть очутившись на городских улицах, сообразил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, что этот город не меньше Байрлона, хотя и не настолько многолюден. По улицам катилось несколько повозок, влекомых лошадью, волом, ишаком либо человеком, но колясок путникам не попадалось. Они все принадлежали, видимо, негоциантам и на данный момент выстроились понизу у пристани.

Повдоль улиц рядами тянулись различные лавки и мастерские, перед ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава ними под покачивающимися на ветру вывесками трудолюбиво хозяйствовали лавочники. Путешественники прошли мимо ремесленника, чинящего кастрюли, мимо портного, выкладывающего на обозрение заказчика рулоны тканей. Сапожник, сидя в дверцах мастерской, стучал молотком по каблуку ботинка. Точильщики звучно озвучивали улицу кликами «Точить ножи-ножницы!», лоточники наперерыв предлагали прохожим содержимое собственных небогатых фруктово ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава-овощных лотков, но ни те ни другие не вызывали ни у кого особенного энтузиазма. Торгующие съестными запасами лавки показывали таковой же ничтожный подбор продукта, который Ранд помнил по Байрлону. Даже торговцы рыбой выложили на прилавки только мелкие горки маленькой рыбешки, невзирая на богатство лодок на реке. Времена еще ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава не стали по-настоящему томными, но каждый мог созидать, что грядет, если погода скоро не переменится, и даже те, кого не задела печать нахмуренной встревоженности, казалось, смотрели на что-то невидимое, противное.

Там, где Белоснежный Мост спускался в центр городка, раскинулась большая площадь, мощенная каменными плитами, стертыми несколькими поколениями пешеходов и разбитыми ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава бессчетными колесами фургонов. Площадь окружали гостиницы, лавки, высочайшие краснокирпичные дома с вывесками, на которых Ранд увидел те же имена, что и на колясках у причала. В одну из гостиниц, выбрав ее, по-видимому, наобум, и нырнул Том. На вывеске, покачивающейся на ветру над дверцами, был нарисован шагающий человек с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава узелком на спине, а на другой ее стороне — тог же человек, но лежащий головой на подушке. Надпись говорила: «Привал Путников».

В общей зале было пусто, не считая толстого владельца гостиницы, цедящего в кружку эль из бочонка, да 2-ух парней в груботканых одеждах мастеровых, сидевших за столом в глубине ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава комнаты. Они угрюмо уткнулись в свои кружки. На вошедших поднял взор один только толстяк у бочонка. Стена высотой по плечо разделяла залу повдоль напополам, в каждой части пылал камин и стояли столы. У Ранда мелькнула праздная идея: а не были ли все содержатели гостиниц людьми толстыми и полысевшими ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава?

Энергично растирая ладошки, Том пожаловался на задержавшиеся холода и заказал жаркого вина с пряностями, а потом тихо добавил:

— Тут найдется местечко, где мы с друзьями можем побеседовать и где бы нас не волновали?

Владелец гостиницы кивком указал на низкую перегородку.

— Вон с той стороны — уголок, который я вам могу предложить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, если не возжелаете снять комнату. Располагайтесь, пока не заявились с реки матросы. Похоже, что одна половина из их имеет зуб на вторую. Мне совершенно не надо, чтобы в стычке мое заведение разнесли в щепки, так что приходится рассаживать их раздельно. — Говоря, он всегда смотрел на плащ Тома, а сейчас ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава склонил голову набок, с хитринкой в очах. — Вы останетесь? Давненько тут не было менестреля. Люд заплатил бы, не скупясь, за то, что отвлечет мозги от хлопот. Я вам даже сбросил бы малость за комнату и стол.

Незамеченными, темно поразмыслил Ранд.

— Вы очень щедры, — с легким поклоном произнес Том. — Может ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, я и приму ваше предложение. Ну а на данный момент — незначительно уединенности.

— Я принесу вам вино. Тут для менестреля — неплохой заработок.

Столы в далекой половине помещения были все свободны, но Том избрал один прямо в центре.

— Так нас никто не подслушает: мы его непременно увидим, — растолковал он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава. — Вы слышали этого малого? Он, как видите, сбросит незначительно. А почему нет, я же удвою его выручку, просто сидя тут. Хоть какой добросовестный содержатель гостиницы поселит менестреля в солидной комнате и будет подкармливать, да еще как!

Нагой стол оказался не очень чист, а пол не подметали некоторое количество дней, если не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава недель. Ранд обернулся вокруг и скорчил недовольную гримасу. Мастер ал'Вир ни за что не запустил бы так свою гостиницу, никогда не довел бы до такового состояния, даже если бы ему пришлось нездоровому подняться из постели, чтоб навести порядок.

— Мы тут едва за сведениями. Помните?

— А почему ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава конкретно тут? — спросил Мэт. — Здесь по пути встречались гостиницы и почище.

— Сходу от моста, — растолковал Том, — дорога на Кэймлин. Никому, проходящему через Беломостье, не миновать этой площади, если только он не приплыл по реке, а мы знаем: ваши друзья этим методом не придут. Если уж тут мы о их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава ни слова не услышим, означает, о их никаких слухов нет и в помине. Разговор позвольте вести мне. Выпытывать нужно осторожно.

В этот самый момент появился содержатель гостиницы, подцепивший пальцами за ручки три помятые оловянные кружки. Толстяк махнул полотенцем по столу, поставил кружки и упрятал Томовы средства.

— Если вы останетесь, за выпивку ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава платить не надо. Вот, не плохое вино.

Ухмылка скользнула по губам Тома.

— Я подумаю, владелец. Какие здесь анонсы? Мы были далековато, практически никаких вестей не слышали.

— Огромные анонсы, так вот. Принципиальные анонсы!

Содержатель гостиницы перекинул полотенце через плечо и придвинул стул. Он скрестил руки на столе, устроился поудобнее ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, с долгим вздохом заявив, что для него отдохнуть — это просто вытянуть гудящие от вялости ноги. Звали его Бэртим, и он все продолжал толковать со всеми подробностями о мозолях и опухолях, о ноющем большенном пальце, о том, как много времени ему приходится проводить на ногах, о том, что он промочил их не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава так давно, пока Том вновь не упомянул о новостях, и только тогда толстяк, осекшись и чуток помолчав, перебежал к новостям.

Анонсы и по правде оказались, как он и заявлял, необходимыми. Логайн, Лжедракон, был захвачен в плен после большой битвы под Лугардом, когда он пробовал двинуть свое войско ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава из Гэалдана на Тир. Сами осознаете, Предсказания. Том кивнул, и Бэртим продолжил. Дороги на юг забиты людьми, которым еще посчастливилось унести кой-какие манатки на собственном горбу. Тыщи пострадавших разбегаются во все стороны.

— Никто, — криво хихикнул Бэртим, — Логайна, конечно не поддержал. О нет, согласных на это вы отыщите мало, тем ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава более на данный момент. Просто беженцы пробуют отыскать пристанище на смутное время.

Очевидно, к пленению Логайна приложили руку Айз Седай. Произнеся эти два слова, Бэртим сплюнул на пол, а позже плюнул снова, когда произнес, что они ведут Лжедракона на север, в Тар Валон. Бэртим — человек солидный, заявил он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, добропорядочный, и что до него, так эти Айз Седай могут отправиться назад в Запустение, откуда и явились, ну и Тар Валон забрать с собой. Он бы к ним и на тыщу миль не приблизился, будь у него такая возможность. Конечно, эти Айз Седай останавливались в каждой деревушке и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава каждом городишке по пути на север, чтоб выставить Логайна напоказ, так он слышал. Чтобы показать народу, что Лжедракон схвачен и мир вновь спасен. Ему бы хотелось поглядеть на это зрелище, пусть даже пришлось бы приблизиться к Айз Седай. Таковой соблазн, что он уже практически было отправился в Кэймлин.

— Они ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава поведут его туда, чтоб показать Царице Моргейз. — Содержатель гостиницы уважительно коснулся лба. — Я никогда не лицезрел Царицу. Подданному хорошо бы посмотреть на свою царицу, как по-вашему?

Логайн мог творить «нечто», и по тому, как забегали глаза Бэртима и как его язык скользнул по губам, стало ясно, что он имел в виду ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава. 1-го Лжедракона он лицезрел года два вспять, когда тот гордо шествовал по полю, но этот был каким-то обычным парнем, который возомнил, что в состоянии сделать себя владыкой. В тот раз в Айз Седай никакой нужды и не было. Бойцы посадили Лжедракона на цепь. Угрюмый с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава виду юноша, который стонал в повозке, прикрывая руками голову, когда люди швыряли в него камнями либо тыкали палками. Тычков и камешков было предостаточно, а бойцы и пальцем не пошевелили, чтоб приостановить людей, так его и забили до погибели. В конце концов, самое наилучшее — дать народу узреть, что нет в нем ничего такого ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава особенного. Он не умел делать «нечто». Хотя на этого Логайна стоило бы поглядеть. Было бы Бэртиму о чем внукам порассказать. Да вот только гостиница прочно держит, бросить ее не на кого.

Ранд слушал с настоящим энтузиазмом. Когда до Эмондова Луга через Падана Фейна дошла известие о ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава Лжедраконе — мужчине, который вправду обладал Силой, — она стала наибольшей новостью в Двуречье за многие годы. Последующие действия заслонили ее, затолкав в самую глубину людского сознания, но такое происшествие оставило после себя столько тем для пересудов и дискуссий, что люди станут вспоминать о, нем годы, да к тому же внукам пересказывать. Наверное Бэртим ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава будет гласить своим внукам, что лицезрел Логайна, а кто тогда разберет, лицезрел он его либо нет. Ни у кого и мысли не появилось о том, что происшедшее с несколькими жителями Двуречья заслуживает упоминания в общении, если только этот «кто-то» сам не из народа Двуречья.

— Из всего ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава этого, — произнес Том, — полностью можно сложить сказание, повествование, которое станут говорить тыщу лет. Жалко, что меня там не было. — Слова его звучали незапятанной правдой, и Ранд пошевелил мозгами, что сожаление менестреля от всей души. — А испытать узреть его все-же стоит. Вы не произнесли, какой путь они избрали. Может, где ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава-нибудь тут есть какие-нибудь путешественники? Они могли бы дать подсказку нам.

Бэртим отмахнулся грязной рукою.

— На север, это все, что здесь понятно. Если желаете узреть его — идите в Кэймлин. Это все, что я знаю, и если в Беломостье что-то знать стоит, то я это знаю.

— Не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава сомневаюсь, понимаете, — схватил Том. — Полагаю, тут останавливается огромное количество чужестранцев, проходящих через город. Вашу вывеску мой взор изловил еще у основания Белоснежного Моста.

— Только не с запада, — желаю, чтобы вы знали. Пару дней вспять был тут один, иллианец, с обращением, полностью увешанным печатями на уйме ленточек. Огласил его прямо тут ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава вот, на площади. Произнес, что едет с депешей до самых Гор Тумана, а может, и до Океана Арит, если на перевалах сошел снег. Гласил, глашатаи разосланы во все страны мира. — Содержатель гостиницы покачал головой. — Горы Тумана. Слышал, они круглый год затянуты темнотой, и в том тумане какие-то ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава твари сдирают плоть с твоих костей, ты даже убежать не успеешь.

Мэт хихикнул, за что заслужил от Бэртима острый взор.

Том наклонился вперед, весь внимание.

— А о чем говорилось в обращении?

— Ах, да естественно, — об охоте за Рогом? — воскрикнул Бэртим. — Я что, не произнес? Иллианцы созывают всех желающих предназначить свою жизнь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава поискам, которые объявлены в Иллиане. Сможете для себя представить? Дать жизнь служению легенде? Полагаю, с дюжину дураков найдется. Дурачины всегда находятся. Этот компаньон утверждал, что грядет конец мира. Последняя битва с Темным. — Он хихикнул, но как-то глухо и неискренне, как будто пытаясь рассмеяться, чтоб себя самого ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава уверить: дескать, над этим стоит шутить. — Догадываюсь, они считают, что, до того как миру придет конец, должен быть найден Рог Валир. Ну и как это вам понравится? — С минутку Бэртим вдумчиво покусывал костяшки пальцев. — Да-а, после сегодняшней зимы я не знаю, как и возразить-то на это. Зима ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, и еще этот Логайн, и те двое, до него. Откуда на нашу голову в последние пару лет все эти мужчины, которые объявляют себя Драконами? И зима. Что-то все это означает. Что, по-вашему?

Том, казалось, его не слышал. Тихим голосом менестрель начал декламировать, как будто себе:

В ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава последний гибельный бой

против падения ночи долгой,

горы встанут караулом,

и мертвые встанут стражей,

ибо могила — не преграда для клича моего.

— Вот-вот, — осклабился Бэртим, как будто бы уже лицезрел толпы отдающих ему свои средства слушателей Тома. — Конкретно так. Величавая Охота за Рогом. Вы ее рассказываете, а они тут со ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава стропил будут свешиваться. О обращении же всякий слышал.

Том, казалось, пребывал за тыщу миль, потому Ранд произнес:

— Мы ищем наших друзей, они идут с той стороны. С запада. На прошлой неделе тут не было чужестранцев? Либо недели две вспять?

— Кое-кто был, — протянул Бэртим. — Всегда кто-то бывает, и с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава востока, и с запада. — Он осмотрел каждого из троих по очереди вдруг насторожившимися очами. — Как они смотрятся, эти ваши друзья?

Ранд открыл было рот, но Том, сходу вернувшийся назад из собственных далей, пронзил его взором, заставив юношу замолкнуть. С раздраженным вздохом менестрель оборотился к содержателю гостиницы.

— Двое парней и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава три дамы, — с очевидной неохотой произнес он. — Они могут быть совместно, а могут идти и порознь.

Том обрисовал их кратко, в нескольких словах, но довольно точно, чтоб хоть какой увидевший путников вызнал бы их, и в то же время ничто в его речи не выдало того, кто они ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава такие.

Бэртим провел рукою по маковке, растрепав свои редеющие волосы, и медлительно поднялся со стула.

— Забудьте о выступлении тут, менестрель. Я к тому же был бы очень благодарен, если вы выпьете свое вино и уйдете. Уходите из Беломостья, если у вас есть голова на плечах.

— Кто-то еще выпытывал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава о их? — Том пригубил кружку, как будто ответ на вопрос заинтересовывал его наименее всего в мире, и, приподняв бровь, поглядел на содержателя гостиницы.

Бэртим снова поскреб голову и переступил с ноги на ногу, вроде бы собираясь уйти, а потом кивнул в ответ на собственные раздумья.

— Около недели вспять, поточнее сказать не могу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, с той стороны через мост пришел некий человек, на вид — законченный пройдоха, хорек хорьком. Всяк бы решил — безумный. Все говорил сам с собою, стоять даже тихо не мог, все дергался, даже когда на месте топтался. Спрашивал о тех же самых людях... о неких. Он спрашивал о их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, как будто это очень принципиально, а потом вел себя так, как будто ему все равно, что ответят. То гласил, что ему необходимо их тут дождаться, то собирался идти далее, спешил. То жалобно скулил и умолял, а в последующую минутку — распоряжался, как будто повелитель. Раз либо два — сумасшедший он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава там либо нет — чуть не нарвался на взбучку. От греха подальше — еще б пришибли, — Охрана готова была его арестовать. В тот же денек он ушел в сторону Кэймлина, плача и бормоча. Сходу видать: безумец, как я и гласил.

Ранд вопросительно посмотрел на Тома и Мэта, и те оба покачали головами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава. Если этот тип находил их, то им он никого не напоминал.

— Вы убеждены, что ему необходимы были те же самые люди? — спросил Ранд.

— Кое-кто из их. Мужчина-воин и дама в шелковом платьице. Но больше всего он интересовался не ими. 3-мя деревенскими парнями. — Глаза толстяка так кратко скользнули ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава по Ранду и Мэту, что Ранд не был уверен: увидел он этот взор либо же ему почудилось. — Он уже отчаялся отыскать их. Совершенно мозга лишился, я ж гласил.

Ранд вздрогнул и принялся гадать, кем бы мог быть этот безумный и почему он их находил. Друг Темного? Ба'алзамон использовал безумца ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава?

— Он-то был безумным, но вот другой... — Глаза Бэртима неспокойно забегали, и язык скользнул по губам, как будто у него вдруг во рту пересохло. — На последующий денек... на последующий денек впервой пришел другой.

Толстяк замолк.

— Другой? — в конце концов пришлось Тому напомнить.

Бэртим обернулся, хотя в этой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава части перегороженной комнаты, не считая их, никого не было. Он даже приподнялся на цыпочки и поглядел поверх низкой перегородки. Когда он в конце концов отважился, то заговорил свистящим торопливым шепотом.

— В черном он был, во всем черном. Всегда в надвинутом капюшоне, так что лица не видать, но когда он глядит на тебя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава, ты это ощущаешь, ощущаешь, как будто в твой хребет сосулю всунули. Он... он говорил со мной. — Бэртим вздрогнул и замолчал, покусывая губу, позже продолжил: — Глас — как будто змея ползет по сухой листве. У меня желудок точно в ледышку перевоплотился. Всякий раз, как ворачивается, он задает одни и те ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава же вопросы. Те же вопросы, что задавал тот безумец. Никто никогда не замечал, как он приходит, — он просто вдруг возникает, деньком либо ночкой, и ты на месте застываешь. Люди начинают уже через плечо оглядываться. Ужаснее всего то, что стражники у ворот говорят: он никогда ни через какие ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 30 глава ворота не проходил, ни в город, ни из городка.


dopusheniya-i-ogranichitelnie-usloviya-ispolzovannie-ocenshikom-pri-provedenii-ocenki.html
dopusk-i-diskvalifikaciya.html
dopusk-k-sorevnovaniyam-zherebyovka.html