ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава

Хлеб и сыр во рту у Ранда по вкусу мигом стали пеплом.

— У их хребты сломаны?

Повариха махнула рукою, обсыпанной мукой.

— Думай о более веселых вещах — так я смотрю на жизнь. Знаешь, здесь менестрель. Вот прямо в эту минутку, в общей зале. Но погоди, ты же вроде с ним пришел? Ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава из числа тех, кто приехал с госпожой Элис прошедшим вечерком, правильно? По-моему, да. У меня самой, наверняка, навряд ли выпадет минута на менестреля посмотреть, в особенности на данный момент, когда в гостинице много постояльцев, при этом большая часть из их всякая шантрапа, спустившаяся с копей. — Она со ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава всей силы громко шлепнула по тесту. — Совершенно не того сорта людишки, ранее мы бы их и на порог не пустили, терпим только в эти времена, когда они весь город наводнили. Но, по-моему, они оказались лучше неких. Да-а, а я ведь менестреля не лицезрела с самого начала зимы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, и...

Ранд механически жевал, не чувствуя вкуса, не слушая монолога поварихи. Мертвые крысы, с переломанными хребтами. Он торопливо доел завтрак, запинаясь на каждом слове, поблагодарил за хлеб и сыр и поторопился вон. Ему непременно необходимо с кем-нибудь побеседовать.

Большая зала «Оленя и Льва», кроме собственного предназначения, имела ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава не достаточно общего с залой в «Винном Ручье». Она оказалась в два раза обширнее и раза в три длиннее, а стенки ее были расписаны яркими картинами: необычные строения, окруженные садами больших деревьев и клумбами ярчайших цветов. Заместо 1-го большого камина на всю залу, тут горячо горело по одному в каждой стенке, и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава все место заполняло огромное количество столов, и практически каждый табурет либо скамья были заняты.

Все мужчины, сжимая в зубах трубки, а в руках — кружки, склонились вперед, полностью увлеченные одним: на столе в центре залы стоял Том, разноцветный плащ переброшен через спинку стула рядом с ним. Даже ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава мастер Фитч застыл с большой серебряной кружкой с крышкой и тряпкой для полировки в недвижных руках.

— ...гарцуя, серебристые копыта и гордые, выгнутые дугой шейки, — громким голосом гласил Том, и в то же время каким-то образом казалось, что он не только лишь скачет верхом на жеребце, да и что он — один из ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава длинноватой кавалькады всадников. — Они вскидывали головы, и развевались шелковистые гривы. Тыща бьющихся на ветру знамен заслоняли радугу на безграничном небе. От сотки медноголосых труб дрожал воздух, а грохот барабанов разносился, как будто гром. Веселые клики волна за волной катились от тыщ зрителей, катились по гребням крыш и меж башен ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Иллиана, но ни грохота, ни тишины не слышали уши тыщи всадников, чьи глаза и сердца горели священным устремлением. Вперед и вперед скакала Величавая Охота за Рогом, мчалась на поиски Рога Валир, который должен призвать героев прошлых Эпох из могильных объятий на битву за Свет...

В те ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава ночи у костра, когда отряд Морейн скакал на север, менестрель называл такое выполнение Обычной Декламацией. Предания, гласил он, рассказываются одним из 3-х голосов: Возвышенный Слог, Обычная Декламация и Обычный Стиль, при этом последний предполагал обычный пересказ истории — так, как будто ты беседуешь со своим соседом о видах на сбор. Том говорил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава тогда предания конкретно в Обычном, но ни в коей мере не скрывая собственного пренебрежительного дела к выполнению в схожей манере.

Ранд, не входя в залу, прикрыл дверь и привалился к стенке. От Тома на данный момент совета не получить. Морейн... вроде бы она поступила, если б ей ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава стало понятно?

Ранд увидел, как проходящие мимо с удивлением посматривают на него, и сообразил, что размышляет если и не вслух, то вполголоса. Одернув куртку, парень выпрямился. Необходимо с кем-нибудь побеседовать. Повариха произнесла, что кто-то остался в гостинице. Чуть сдерживаясь, чтоб не бежать, он зашагал по коридору.

Стукнув ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава в дверь комнаты, в какой ночевали его друзья, и просунув голову внутрь, Ранд нашел там Перрина, который, до сего времени еще не одетый, лежал в кровати. Перрин повернул голову на звук открывшейся двери, увидел Ранда, потом снова смежил веки. В углу Ранд увидел прислоненные к стенке лук и колчан Мэта ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава.

— Слышал, ты непринципиально себя ощущаешь, — произнес Ранд, заходя в комнату. Он подошел к Перрину и сел на соседнюю кровать. — Я просто желал побеседовать. Я... — Он вдруг сообразил, что не знает, с чего начать. — Если ты болен, — произнес Ранд, привстав, — то для тебя, наверняка, нужно бы подремать. Хорошо, тогда я пойду ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава.

— Не знаю, смогу ли я когда-нибудь снова заснуть, — вздохнул Перрин. — Мне, если хочешь знать, приснился стршный сон, и заснуть никак не удается. А Мэт оказался довольно-таки шустр, раз успел поведать для тебя. С утра он поднял меня на хохот, когда я растолковал, почему очень утомился, чтоб идти ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава с ним, но ему тоже что-то снилось. Практически всю ночь напролет я слышал, как он вертится и бурчит, и можешь мне не гласить, что он прочно спал ночкой. — Перрин уронил на лицо широкую ладонь, закрывая глаза. — Свет, но я утомился. Может, сумею встать, если полежу здесь часок ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава-другой. Если из-за этого ужаса мне не получится поглядеть на Байрлон, Мэт мне все уши о нем прожужжит.

Ранд медлительно погрузился назад на кровать. Облизнул губки, потом выпалил:

— Он убил крысу?

Перрин опустил руку и уставился на друга.

— И ты тоже? — в конце концов сумел он произнести. Когда ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Ранд кивнул, Перрин произнес: — Желал бы я оказаться дома. Он мне произнес... он произнес... Что нам делать? Ты Морейн гласил?

— Нет. Пока нет. Может, ничего и не скажу. Не знаю. А ты?

— Он произнес... Кровь и пепел, Ранд, я не знаю. — Перрин резко приподнялся на локте. — Ты думаешь, Мэту снился тот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава же сон? Он хохотал, но ему было не до хохота. А когда я произнес, что из-за этого сна не могу заснуть, то смотрелся он как-то подозрительно.

— Может, и тот же, — произнес Ранд. Он ощутил облегчение, а совместно с ним и чувство вины, — что, оказывается ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, не на него 1-го такая поруха.

— Я собираюсь спросить совета у Тома, — произнес Ранд. — Он почти все повидал в мире. Ты... ты не считаешь, что нам необходимо поведать все Морейн, да?

Перрин повалился назад на подушку.

— Ты же слышал предания об Айз Седай. По-твоему, Тому можно довериться? Мы вообщем хоть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава кому-то можем доверять? Ранд, если мы выберемся из этой передряги живыми, если когда-нибудь вернемся домой и ты услышишь от меня хотя бы словечко о том, чтоб бросить Эмондов Луг, даже о том, чтоб сходить в Сторожевой Бугор, пни меня хорошо. Хорошо?

— О чем разговор, — ответил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Ранд, растягивая губки в ухмылке, таковой неунывающей, на какую только был способен. — Мы непременно вернемся домой. Давай, вставай. Мы же в реальном городке, и у нас целый денек, чтоб посмотреть на него. Где твоя одежка?

— Ты иди. Я просто чуть-чуть полежу. — Перрин снова прикрыл глаза рукою. — Ты иди. Я тебя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава через час либо два найду.

— Почти все потеряешь, — произнес Ранд, поднявшись. — Задумайся о том, что упустишь. — Он тормознул у дверей. — Байрлон. Сколько раз мы гласили, что в один прекрасный момент увидим Байрлон?

Перрин лежал с закрытыми очами и не промолвил ни слова. Через минутку Ранд шагнул за ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава порог и затворил за собою дверь.

В коридоре парень прислонился к стенке, ухмылки как не бывало. Голова до сего времени болела; лучше не стало, напротив, ужаснее. Навряд ли он придет в большой экстаз от Байрлона, по последней мере, не на данный момент. Пожалуй, ничего не сумело бы на данный момент вызвать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава у Ранда одушевления.

Мимо прошла служанка со стопкой простыней в руках и с энтузиазмом обернулась на него. До того как она успела заговорить с Рандом, он заторопился по коридору, горбясь под плащом. До конца выступления Тома пройдет не один час. А пока можно осмотреться вокруг. Может, получится отыскать Мэта и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава выяснить, не возникал ли в его снах Ба'алзамон. Сейчас спускаться по лестнице Ранд стал помедленнее, потирая висок.

Ступени кончились около кухни, и парень решил выйти отсюда. Он кивнул Саре, но когда повариха, казалось, решила продолжить беседу с того места, где она прервалась в прошедший раз, Ранд поторопился ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава шмыгнуть к выходу. Конный двор оказался пуст, не считая Матча, стоявшего в дверцах конюшни, да один из конюхов нес туда на плече некий мешок. Ранд кивнул и Матчу, но старший конюх люто взглянул на него и скрылся в конюшне. Ранд не терял надежды, что другие в городке больше идентичны с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Сарой, а никак не с Матчем. Полный решимости поглядеть на то, каковой он, этот самый город, парень ускорил шаг.

Около распахнутых ворот, ведущих с конного двора, он тормознул и обвел взором улицу. Она была полна народу, люди теснились на ней, как будто овцы в загоне, — закутанные в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава плащи и куртки до самых глаз, шапки надвинуты глубже от холода, шли они резвым шагом, то и дело обгоняя один другого, как будто их гнал ветер, свистевший в кровлях домов, они толкали друг дружку и проходили мимо, практически не обмениваясь ни словом приветствия, ни взором. Все — чужаки, помыслил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Ранд. Никто из их никого не знает.

Кругом к тому же витали необыкновенные запахи — острые, и кислые, и ароматные, образуя вкупе такую смесь, от которой у Ранда засвербило в носу. И в самый разгар Праздничка он никогда не лицезрел столько людей, толпящихся в одном месте. Даже вполовину меньше. А это только ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава одна улица. Мастер Фитч и повариха гласили, что весь город чуть не битком набит. Целый город... и так?

Ранд попятился от ворот, подальше от улицы, запруженной народом. Как-то нехорошо уйти и кинуть Перрина, хворого, в кровати. А что, если Том окончит свое повествование, пока Ранд будет бродить по городку ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава? Менестрель и сам мог позже уйти, а побеседовать с кем-нибудь непременно необходимо. Идеальнее всего мало обождать. Повернувшись спиной к кишащей людьми улице, Ранд облегченно вздохнул.

Голова разболелась, и ворачиваться назад в гостиницу ему совершенно не хотелось — эта идея нисколечко не завлекала. Парень присел на перевернутый ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава бочонок около стенки гостиницы с надеждой, что прохладный воздух умерит мигрень.

Временами в дверцах конюшни появлялся Матч и удивленно посматривал на Ранда и даже один раз прошел по двору, тогда и парень повстречал брошенный искоса недобрый взор конюха. Что, если этому человеку не по нраву сельский народ? Либо его привело в замешательство ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава то, как их приветствовал мастер Фитч, после того как он пробовал не пустить их отряд с заднего двора? Может, он — Друг Темного, поразмыслил Ранд, надеясь, что схожая мысль рассмешит его, но радостного в ней было не достаточно. Ранд провел рукою по эфесу клинка Тэма. Вообщем, радостного осталось ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава не настолько не мало.

— Пастух с клинком, отмеченным клеймом цапли, — раздался маленький дамский глас. — Такового хватит, чтоб я поверила во что угодно. В какой ты неудаче, юноша из низин?

Вздрогнув, Ранд как ошпаренный вскочил на ноги. Рядом с ним стояла та женщина с кратко остриженными волосами, которую он лицезрел с Морейн ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, выйдя из купальни. Она, как тогда и, была одета в мужские куртку и брюки. Женщина, как решил Ранд, смотрелась чуток старше его, с темными очами, даже темнее, чем у Эгвейн, и необычно внимательными.

— Ты — Ранд, правильно? — продолжала она. — Мое имя — Мин.

— Ни в одной я не в неудаче ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, — произнес Ранд. Он не знал, что ей поведала Морейн, но предупреждение Лана не завлекать внимания помнил отлично. — С чего ты взяла, что я в неудаче? Двуречье — тихие края, а мы все — люди мирные. Неудачам там нет места, если только они угрожают не посевам и овцам.

— Мирные? — произнесла Мин со ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава слабенькой ухмылкой. — Слыхивала я людей, которые толковали про вас, люд Двуречья. Слышала шуточки про пастухов с дубовыми головами, ну и к тому же тут есть люди, что сами бывали в низинах.

— С дубовыми головами? — переспросил Ранд, сдвинув брови. — Что еще за шуточки?

— Те, кто знают, — продолжала женщина, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава будто он ничего и не гласил, — молвят, что все вы ходите с ухмылками, полны вежливости, прямо-таки покладистые и мягенькие, как будто масло. По последней мере, снаружи. Снутри же, говорят, вы все тверды, как старенькое дубовое корневище. Ткните сильнее, молвят, и обнаружите камень. Но в для тебя либо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава в твоих друзьях камень зарыт не так глубоко. Как будто бы бурей сорвало с него практически весь гумус. Морейн не говорила мне всего, но я вижу то, что вижу.

Старенькое дубовое корневище? Камень? Что-то не очень похоже на речи негоциантов и их людей. Хотя от последних слов Ранд вздрогнул.

Он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава стремительно обернулся вокруг: двор конюшни был пуст, а наиблежайшие окна — закрыты.

— Я не знаю никого, кого зовут... как там, снова?

— Тогда, если угодно, госпожа Элис, — произнесла Мин с коварным видом, от которого у Ранда на щеках проступил румянец. — Рядом нет никого, кто мог бы нас услышать.

— Почему ты думаешь, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава у госпожи Элис есть другое имя?

— Так как она произнесла мне, — ответила Мин с таким терпением в голосе, что он вновь вспыхнул. — Думаю, не поэтому, что у нее был выбор. Я увидела, что она... другая... сразу. Когда она останавливалась тут ранее, по пути в низины. Ей обо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава мне было понятно. Я разговаривала с... другими, как она, ранее.

— Увидела? — спросил Ранд.

— Ну, по-моему, к Детям ты не побежишь. Вряд ли, беря во внимание, кто твои спутники. Белоплащникам не понравилось бы то, что я делаю, точно так же, как и то, что делает она.

— Я не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава понимаю.

— Она гласит, что я вижу части Узора. — Мин кратко рассмеялась и покачала головой. — По мне, это звучит очень грандиозно. Просто когда я смотрю на людей, я кое-что вижу и время от времени знаю, что это означает. Я смотрю на мужчину и даму, которые вместе даже и не говорили, и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава знаю, что они поженятся. И они по сути женятся. Вот такие дела. Она желала, чтоб я посмотрела на вас. На всех вас совместно.

Ранда окутала дрожь.

— И что все-таки ты увидела?

— Когда вы совместно? Искры кружатся вокруг вас, их тыщи, и большая тень, темнее, чем полночный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава мрак. Она настолько густа, что я удивлена, почему ее никто не замечает. Искры стремятся заполнить тень, а тень пробует поглотить искры. — Женщина пожала плечами. — Вы все завязаны совместно во что-то опасное, но большего я разобрать не могу.

— Все мы? — пробормотал Ранд. — Эгвейн тоже? Но они же приходили не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава за... другими словами...

Мин, казалось, не увидела его обмолвки.

— Женщина? Она часть этого. И менестрель. Все вы. Ты влюблен в нее. — Ранд ошарашенно посмотрел на Мин. — Я могу сказать об этом без всяких образов. Она тоже любит тебя, но она не тебе, и ты не для нее. Не так, как вам ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава обоим охото.

— Что это все означает?

— Когда я смотрю на нее, передо мной встает та же картина, как тогда и, когда я смотрю на... госпожу Элис. И другое тоже, другое, чего мне не осознать, но я знаю, что это значит. Она от этого не откажется.

— Это все глупости, — с неловкостью ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава произнес Ранд. Боль в голове ослабела, превратившись в тягостное онемение; голову как будто шерстью набили. Ему хотелось убраться от этой девицы и всего, что она лицезреет. И еще... — Что ты видишь, когда смотришь на... других?

— Всякое, — произнесла Мин с усмешкой, как будто бы знала, о чем ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава по сути желал спросить парень. — У Стр... э-э... мастера Андры вокруг головы семь разрушенных башен, и малыш в колыбели, держащий клинок, и... — Она качнула головой. — Люди вроде него — понимаешь? — всегда владеют настолько многими видами, что они теснят друг дружку. Самые калоритные образы у менестреля: мужик — не он сам, — который жонглирует ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава огнем, и Белоснежная Башня, а для мужчины в этом нет никакого смысла. Самое ясное, что я лицезрела у огромного курчавого парня, — это волк, и сломанная корона, и расцветающие вокруг него деревья. А у другого — красноватый орел, око на чашечке весов, кинжал с рубином, рог и смеющийся лик. Есть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава и другое, но ты понимаешь, о чем я. В сей раз я ничего не могу толком разобрать либо осознать.

Позже женщина подождала, все улыбаясь, пока Ранд не откашлялся и не спросил:

— А что про меня?

Ухмылка Мин в один момент сменилась безудержным хохотом.

— То же, что и у других ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава. Клинок, который не клинок, золотая корона из лавровых листьев, посох нищего, ты, льющий воду на песок, кровавая рука и раскаленное добела железо, три дамы, стоящие над твоими погребальными носилками, темная гора, мокроватая от крови...

— Хорошо, — перебил обеспокоенным голосом Ранд. — Не стоит всего перечислять.

— В большинстве случаев вокруг тебя мне ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава видятся молнии, одни ударяют в тебя, другие вырываются из тебя. Не знаю, что это значит, не считая одного-единственного. Мы с тобой вновь встретимся. — Мин кинула на юношу коварный взор, как будто она тоже этого не понимала.

— Почему бы нам и не повстречаться? — произнес Ранд. — Я буду ворачиваться ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава домой этой дорогой.

— Полагаю, да, этой, — усмешка вдруг возвратилась на лицо девицы, кривая и таинственная, и Мин легонько дотронулась до щеки Ранда. — Но если я расскажу для тебя обо всем, что лицезрела, ты станешь таким же курчавым, как и твой широкоплечий друг.

Ранд отскочил вспять от руки Мин, как будто от раскаленной ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава докрасна железяки.

— О чем это ты? А крыс ты не видишь? Либо сны там?

— Крыс! Нет, никаких крыс. А сны — это ты про их выдумал, а для меня — это не сны.

Ранд помыслил: а не безумная ли она, с таковой вот ухмылочкой?

— Мне пора идти, — произнес он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, бочком обходя даму. — Я... Мне необходимо повстречаться со своими друзьями.

— Хорошо, ступай. Но для тебя не убежать.

Ранд если и не припустил бегом, то с каждым шагом он шел все резвее и резвее.

— Беги, если хочешь! — кликнула женщина ему вдогонку. — Для тебя не убежать от меня!

Ее хохот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава погнал Ранда через конный двор и далее, на улицу, в человеческую толчею. Последние слова Мин были очень похожи на те, что произнес Ба'алзамон. Торопливо пробираясь в массе, Ранд то и дело натыкался на людей, за что получал злые взоры и резкие слова, но парень не замедлил шага, пока не оказался ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава за несколько кварталов от гостиницы.

Скоро он вновь стал уделять свое внимание на окружающее. Хотя голова была как будто воздушный шар, он все равно изумленно оглядывался и поражался. Ранд задумывался, что Байрлон — величавый город, если в точности не таковой, как городка в Томовых преданиях. Он бродил по широким улицам, в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава большинстве собственном мощенных каменными плитами, по узеньким кривым переулкам, — там, куда заводил его случай и человеческой поток. Ночкой прошел дождик, и незамощенные улицы толпы прохожих истоптали в грязь, но грязные улицы для Ранда были не в диковину. В Эмондовом Лугу мощеной улицы не отыщешь, как ни отыскивай.

Дворцов тут ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава точно не было, и считанные дома оказались намного больше тех, что остались в родных краях, но у всех построек крыши были из шифера либо черепицы — таковой же прекрасной, что и на «Винном Ручье». Ранд решил, что в Кэймлине наверное найдется один либо два дворца. Что касается гостиниц, то ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава их он высчитал девять, ни одна не меньше «Винного Ручья», большая часть такие же большие, как «Олень и Лев», а ведь осталась уйма улиц, которых Ранд еще не лицезрел.

Чуть не на каждом шагу попадались лавки, с навесами над выставленными прилавками, на которых громоздились груды различных продуктов: от одежки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава и материи до книжек, от горшков до сапог. Тут как будто бы рассыпался груз сотки купеческих фургонов. Ранд так таращил глаза вокруг, что не раз ему приходилось поспешно ретироваться под подозрительными взорами лавочников. Когда 1-ый окинул его схожим взглядом, парень не сообразил, почему тот так на него поглядел. Когда же ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Ранд сообразил, в чем дело, то было рассердился, но вспомнил, что тут он — чужак. Все равно много приобрести он не мог. Ранд охнул, когда рассмотрел, как много медяков меняют на дюжину сморщенных яблок либо горсточку ссохшейся репы, — такая в Двуречье шла бы на корм лошадям, но ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава люди, видимо, были готовы платить и за нее.

По воззрению Ранда, народу в городке было предостаточно. В 1-ое время неисчислимость людей ошеломила его. Некие носили одежки куда изящнее, чем у хоть какого в Двуречье, — практически такие же красивые, как у Морейн, — и совершенно на немногих Ранд увидел длинноватые, до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава лодыжек, подбитые мехом шубы. У гостиниц о кое-чем переговаривались рудокопы — сгорбленные и с видом людей, которые всю жизнь проводят за тяжеленной работой под землей. Но большая часть встреченных Рандом по виду ничем — ни платьицем, ни внешностью — не отличались от тех, с кем он вырос. Ранд ждал, что в их должно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава быть нечто отличающее их от иных. На самом же деле некие так походили на двуреченцев лицом, что он полностью мог вообразить, что они — близкие родственники той либо другой знакомой ему семьи в окружении Эмондова Луга. Вон тот беззубый, седоволосый тип, с ушами, как ручки у кувшина, тот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, что посиживает на скамье у гостиницы, тот, что уткнулся темным взглядом в пустую кружку с крышкой, полностью мог приходиться кузеном Лупили Конгару. Узколицый, со впавшими щеками портной, шьющий перед дверцами собственной мастерской, мог оказаться братом Джона Тэйна, у него даже была такая же пролысина на маковке. Мужик, как две капли воды схожий ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава на Сэма Кро, толкнул Ранда, проходя мимо него, когда парень повернул за угол, и...

Не веря очам, Ранд уставился на малеханького костистого человечка с длинноватыми руками и огромным носом, в одежке, больше смахивающей на связки лохмотьев, который торопливо проталкивался через массу. Запавшие глаза, грязное лицо, он смотрелся изможденным ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, как будто не спал некоторое количество дней кряду, но Ранд мог бы поклясться... Здесь лохмотник увидел его, застыл на месте, не обращая никакого внимания на толкающих его людей. Последние сомнения испарились из головы у Ранда.

— Мастер Фейн! — закричал он. — Мы все задумывались, что вас...

В один момент торговец ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава рванул прочь, но Ранд, петляя, устремился за ним, то и дело бросая через плечо извинения прохожим, на которых ненамеренно налетал. Через массу он успел увидеть, как Фейн шмыгнул в проулок, и свернул следом.

Пару шажков по переулку, и торговец уткнулся в высочайший забор. Тупик. Ранд, поскользнувшись, резко тормознул, чуть не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава въехав плечом в стенку дома, а Фейн обернулся к юноше, с опаской пригибаясь и отступая в сторону. Он выставил грязные ладошки впереди себя, защищаясь от Ранда. В его одежке сияла не одна дыра, а плащ был истаскан и перевоплотился в такие рваные лохмотья, будто бы побывал в переделке ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, которая совсем не пошла ему на пользу.

— Мастер Фейн? — нерешительно произнес Ранд. — В чем дело? Это я, Ранд ал'Тор из Эмондова Луга. Мы все задумывались, что вас захватили троллоки.

Фейн резко дернул рукою и, как и раньше пригибаясь, боком, по-крабьи, сделал пару шажков к выходу из переулка. Он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава пробовал пройти минуя Ранда и при всем этом не приближаться к нему.

— Нет! — надтреснутым голосом вскрикнул торговец. Он повсевременно крутил головой, как будто стараясь узреть все происходящее на улице за спиной Ранда. — Не упоминай... — Фейн снизил глас до осиплого шепота и повернул голову, бросая на Ранда резвые, косые взоры. — ...их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава. В городке Белоплащники.

— У их нет предпосылки тревожить нас, — произнес Ранд. — Пойдемте со мной в «Олень и Лев». Я там тормознул с друзьями. Большая часть из их вы понимаете. Они будут рады созидать вас. Мы все задумывались, что вы погибли.

— Погиб? — негодующе перебил торговец. — Только не Падан Фейн! Падану ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Фейну понятно, куда прыгать и куда приземляться. — Он оправил свои лохмотья, как будто они были торжественным облачением. — Всегда знал и всегда буду знать. Я проживу длительно. Подольше, чем... — В один момент лицо торговца растянулось, а пальцы впились в одежку на груди. — Они сожгли мой фургон и все ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава мои продукты. По какой таковой причине, а? Мне не удалось забрать собственных лошадок. Моих лошадок, но этот старенькый толстяк, содержатель гостиницы, запер их в собственной конюшне. Пришлось шагать очень стремительно, чтоб мне не перерезали гортань, и чего я достигнул? Все, что у меня было, все нажитое — все ж погибло, все пропало ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава. Ну, где же справедливость? Разве это справедливо?

— Ваши лошадки в целости и сохранности стоят в конюшне у мастера ал'Вира. Сможете забрать их в хоть какое время. Если вы пойдете со мной в гостиницу, уверен, Морейн поможет вам возвратиться в Двуречье.

— А-а-а! Она... она же Айз Седай ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, да? — Опасливо-сдержанное выражение промелькнуло на лице Фейна. — Может, хотя... — Он помолчал, нервно облизывая губки. — А длительно вы пробудете в этой... Как там? Как ты именовал ее?.. «Олень и Лев»?

— Мы уезжаем завтра, — произнес Ранд. — Но какое это имеет отношение к...

— Ты просто не знаешь, — проскулил Фейн ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, — что означает набитое брюхо и неплохой ночной сон в мягенькой постели. С той ночи я глаз не замкнул ни на минутку. От бега мои ботинки совершенно развалились, а то, что мне пришлось есть... — Лицо торговца искривилось. — Я и на милю не желаю подходить к Айз Седай, — он практически выплюнул ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава последние слова, — даже на 10-ки миль, но, может, придется. У меня нет выбора, разве не так? Самая идея о том, что она посмотрит на меня, о том, что ей понятно, где я... — Фейн потянулся к Ранду, как будто желал ухватиться за куртку юноши, но руки его застыли на полпути, конвульсивно задрожав ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава, и торговец отшатнулся. — Обещай мне, что не скажешь ей. Я боюсь ее. Не надо ей гласить, не нужно, чтоб Айз Седай знала, что я живой. Обещай. Обещай!

— Обещаю, — успокаивающе произнес Ранд. — Но нет никаких обстоятельств страшиться ее. Идемте со мной. По последней мере, поедите чего-нибудь жаркого.

— Может ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава быть. Может быть. — Фейн вдумчиво почесал подбородок. — Завтра, ты говоришь? В это время... Ты не забудешь собственного обещания? Ты ей не?..

— Я не дам ей вас оскорбить, — произнес Ранд, подумав о том, как это ему получится — удержать Айз Седай от того, что бы она ни замыслила.

— Она ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава не причинит мне вреда, — произнес Фейн. — Нет, не причинит. Я ей не позволю.

В один момент торговец зайцем шмыгнул мимо Ранда и нырнул в массу.

— Мастер Фейн! — окрикнул Ранд. — Подождите!

Он выскочил из переулка как раз впору, чтоб узреть мелькнувший в массе рваный плащ торговца, когда тот метнулся за угол дома ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава на примыкающей улице. Окликая торговца, Ранд побежал за ним, свернул за угол. Он успел увидеть чью-то спину, здесь же врезался в нее и свалился совместно с прохожим в грязное месиво.

— Ты что, не видишь, куда идешь? — донеслось из-под Ранда ворчание, и он в удивлении вскочил на ноги ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава.

— Мэт?

Мэт сел прямо и, люто смотря на Ранда, с темным видом принялся счищать грязь с плаща.

— Ты точно перевоплотился в городского человека. Спишь все утро, бежишь сломя голову прямо по людям. — Поднявшись на ноги, Мэт уставился на свои запачканные руки, что-то пробурчал и вытер их о ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава плащ. — Слушай, ты никогда не догадаешься, кого я, по-моему, только-только лицезрел.

— Падана Фейна, — произнес Ранд.

— Падана Фей... Откуда ты знаешь?

— Я с ним говорил, но он удрал.

— Так трол... — Мэт осекся и с опаской осмотрелся кругом, но люди текли мимо, не удостаивая мужчин даже взором. Ранд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава обрадовался, что его друг хоть малость научился осмотрительности. — Так они его не сцапали. Любопытно, а чего он вот так, без одного словечка, ушел из Эмондова Луга? Наверняка, тоже тогда пустился в бега и не останавливался, покуда здесь не очутился. Но почему же он удрал на данный момент?

Ранд покачал головой. Лучше ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава бы он этого не делал — ему показалось, что голова вот-вот оторвется и свалится.

— Неясно, знаю только, что он опасается Мо... госпожи Элис. — Смотреть за тем, что у тебя на языке, оказалось не так просто. — Он не желал, чтоб она знала, что он тут. Он принудил меня ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава пообещать, что я не проговорюсь.

— Ну, у меня эта потаенна как за каменной стенкой, — произнес Мэт. — Мне тоже охото, чтоб она не выяснила, где я был.

— Мэт? — Люди как и раньше проплывали мимо, не обращая на юношей никакого внимания, но Ранд все равно снизил глас и склонился ближе к другу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава. — Мэт, для тебя снились этой ночкой кошмары? С человеком, который убил крысу?

Мэт не мигая уставился на него.

— У тебя тоже? — выжал он в конце концов. — Сдается мне, и у Перрина. Я практически выспросил его этим с утра, но... Ему наверное снились. Кровь и пепел! Сейчас кто-то принуждает нас созидать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава сны. Ранд, я желаю, чтоб никто не знал, где я был.

— С утра по всей гостинице валялись дохлые крысы. — Говоря об этом, Ранд не испытывал такового ужаса, как ранее. Он вообщем не достаточно что на данный момент ощущал. — Со сломанными хребтами. — От собственного голоса у Ранда звенело ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава в ушах. Если он захворал, то лучше, наверняка, обратиться к Морейн. Парень опешил: идея о том, что Единую Силу употребляют на нем, нисколечко не обеспокоила его.

Мэт глубоко вздохнул, подтягивая плащ, и обернулся, как будто раздумывая, в какую сторону пойти.

— Что происходит с нами, Ранд? Что?

— Не знаю. Я собираюсь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава спросить совета у Тома. О том, стоит гласить... кому-то еще.

— Нет! Только не ей. Может быть, ему, но не ей.

Такая его горячность поразила Ранда.

— Означает, ты ему веришь? — Ему незачем было уточнять, кого друг имеет в виду, говоря «ему», — выражение лица Мэта дало подсказку, что тому все понятно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава.

— Нет, — медлительно произнес Мэт. — Это случайности, вот и все. Если мы ей поведаем, а он лжет, то тогда, может быть, ничего не случится. Может быть. Но, может быть, конкретно то, что он появился в наших снах, как раз... Я не знаю. — Он помолчал. — Если мы ей не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава скажем, может, нам еще будут сниться различные сны. С крысами либо без крыс, но кошмары лучше, чем... Помнишь паром? Я за то, чтоб бросить это в тайне.

— Условились. — Ранд вспомнил паром... и опасность Морейн тоже, но все это происходило чуть не целую вечность тому вспять. — Отлично.

— А Перрин ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава никому не произнесет? — продолжал Мэт, раскачиваясь на носках. — Нам необходимо возвратиться к нему. Если он ей скажет, то она и нас раскусит. Можно поспорить. Пошли.

Мэт сорвался с места и устремился в массу, Ранд стоял и смотрел ему вослед, пока Мэт не возвратился и не схватил его за руку. Ранд заморгал от ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава прикосновения, а позже пошел за Мэтом.

— Да что с тобой творится? — спросил Мэт. — Ты что, снова заснул?

— Кажется, я простыл, — произнес Ранд. Голова была как будто туго натянутый барабан и практически таковой же пустой.

— Когда вернемся в гостиницу, для тебя необходимо испить куриного бульона, — порекомендовал Мэт. Он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава так и продолжал беспрестанно болтать, пока друзья пробирались по забитым людьми улицам. Ранд изо всех сил старался прислушиваться и даже иногда вставлял словечко-другое, но беседа добивалась таких усилий. Он не утомился — спать совершенно не хотелось. Он только ощущал, как его несет как будто бы по течению. Спустя какое-то время ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 17 глава Ранд сообразил, что уже ведает Мэту о Мин.


dopolnitelnogo-obrazovaniya-trenerov-prepodavatelej.html
dopolnitelnoj-obsherazvivayushej-programmi.html
dopolnyat-dannie-v-propisi-predlozheniya-slovami-zakodirovannimi-v-predmetnih-risunkah-primenyat.html