допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений

допускается отнесение сведений к гос тайне при отсутствии обоснования наличия вреда безопасности Русской Федерации от распространения данных сведений.


Обозначенный вывод можно проиллюстрировать на примере ранее упомянутых решений Столичного городского суда по двум делам по заявлениям допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Петрова Н.В. к ФСБ Рф об оспаривании обоснованности отнесения сведений, содержащихся в ряде архивных приказов МГБ СССР, к гос тайне8. Интересующие заявителя приказы МГБ СССР касались вопросов утверждения допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений штата и кадрового состава Аппарата Уполномоченного МГБ СССР в Германии. В рамках данного дела заявителем указывалось на нарушение ФСБ Рф принципа обоснованности при отнесении сведений, содержащихся в данных документах, к гос тайне допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, так как необходимость в защите данных сведений пропала ввиду отсутствия таких органов власти, как МГБ СССР и Аппарат Уполномоченного МГБ СССР в Германии, и, как следствие, отсутствия какого-нибудь вероятного вреда от допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений распространения сведений о структуре и штатах этих органов. Не считая того, заявитель уделял свое внимание суда на то событие, что в заключениях ведомственных экспертиз ФСБ Рф, на основании которых сведения были отнесены к гос допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений тайне, также не дается оценка способности пришествия негативных последствий и вреда для интересов страны в варианта распространения содержащихся в запрашиваемых документах сведений.

Столичный городской трибунал отказал заявителю в ублажении его требований допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в рамках 2-ух вышеупомянутых дел. Трибунал пришел к выводу о соблюдении муниципальным органом принципа обоснованности отнесения сведений к гос тайне, основываясь на наличии в деле заключений экспертных комиссий ФСБ Рф, которыми установлено присутствие в допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений документах сведений, относящихся к гос тайне. При всем этом трибунал указал на то, что при проведении ведомственной экспертизы запрашиваемых архивных документов была произведена соответствующая экспертная оценка возможных экономических и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений других последствий от распространения сведений. Данный вывод был изготовлен трибуналом, невзирая на то событие, что в заключениях ведомственных экспертиз ФСБ Рф не упоминается ни слова о том, какой вред может быть причинен безопасности допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Русской Федерации от распространения сведений.

Необходимо отметить, что заявителем в рамках обоих дел было заявлено ходатайство о предназначении судебной экспертизы в отношении запрашиваемых архивных документов с целью определения обоснованности отнесения имеющихся в допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений их сведений к гос тайне исходя из убеждений вероятности пришествия вреда интересам страны от их распространения. Одним из аргументов в пользу предназначения экспертизы служило то событие, что в имеющихся в деле заключениях экспертных комиссий допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений ФСБ Рф отсутствовало какое-либо упоминание о вероятных последствиях от распространения сведений из этих архивных документов. В качестве кандидатур профессионалов были предложены лица, являющиеся представителями кафедры Истории органов госбезопасности Академии ФСБ допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Рф и имеющие соответствующим образом оформленный допуск к сведениям, составляющим муниципальную тайну. Но трибунал в рамках обоих дел отказал в ублажении ходатайств о предназначении экспертизы со ссылкой на то событие допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, что обоснованность отнесения сведений к гос тайне может быть без помощи других оценена трибуналом исходя из совокупы имеющихся в деле доказательств.

Из обозначенной ситуации можно прийти к выводу, что в текущее время процесс судебного допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений оспаривания заключений ведомственных экспертных комиссий, подтверждающих наличие в архивных документах сведений, составляющих муниципальную тайну, существенно затруднен.

При всем этом в схожих судебных разбирательствах есть и положительные моменты, связанные с возможностью ознакомиться допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений с содержанием интересующих архивных документов в процессе судебного разбирательства.

Так, в рамках обрисованных выше судебных дел Н.В. Петров заявлял ходатайство об истребовании из Центрального архива ФСБ Рф запрошенных им приказов допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений МГБ СССР для обозрения их трибуналом с целью исследования вопроса о правомерности отнесения данных документов к гос тайне. Трибуналом было удовлетворено данное ходатайство, в итоге чего заявитель сумел ознакомиться с интересующими его архивными документами допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений при обозрении их в судебном заседании.


Все же, обозначенный пример из судебной практики свидетельствует о том, что на данном шаге суды в главном отказывают в признании безосновательными решений органов власти об отнесении определенных допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений сведений к гос тайне. В конечном итоге, невзирая на наличие в Законе РФ «О гос тайне» требования об оценке степени вреда для отнесения сведений к гос тайне, это требование на практике допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений не производится, ввиду чего до сего времени остаются засекреченными многие архивные документы, не содержащие какой-нибудь инфы, чувствительной исходя из убеждений настоящих интересов безопасности страны. Схожая ситуация делает значимые трудности в работе допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений исследователей: в текущее время они оказываются лишены доступа ко многим архивным документам, актуальность засекречивания которых уже издавна утрачена.


3. Последующей более принципиальной неувязкой, выявленной в практике внедрения архивного законодательства, является неувязка ограничения доступа допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений исследователей к архивным документам под предлогом личной и домашней потаенны при отсутствии в законодательстве точного определения понятия «личная и домашняя тайна».


В согласовании с ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Русской Федерации», ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и домашней тайне гражданина, его личной жизни, также сведения, создающие опасность для его безопасности, устанавливается на срок 75 лет со денька сотворения допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений обозначенных документов. С письменного разрешения гражданина, а после его погибели с письменного разрешения наследников данного гражданина ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и домашней тайне гражданина, его допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений личной жизни, также сведения, создающие опасность для его безопасности, может быть отменено ранее чем через 75 лет со денька сотворения обозначенных документов.

Казалось бы, данная норма Федерального закона «Об архивном деле допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в Русской Федерации» устанавливает полностью обоснованное исходя из убеждений ст. 23 Конституции РФ ограничение на доступ к архивным документам в целях защиты личной и домашней потаенны и потаенны личной жизни людей.

Но ситуация допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений с применением данной нормы складывается разносторонне в связи с тем, что в текущее время в архивном и ином законодательстве отсутствует точное определение понятия «личная и домашняя тайна».

Вследствие этого на практике довольно нередко появляются допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений случаи безосновательного ограничения доступа юзеров к архивным документам под предлогом того, что понятие «личная и домашняя тайна» толкуется работниками архивов произвольно ввиду отсутствия установленных законодательством критериев, по которым можно было допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений бы отнести ту либо иную информацию к «личной и домашней тайне».


Показательным в этом случае является уголовное дело, которое было возбуждено в 2009 году в отношении заведующего кафедрой российскей истории Поморского муниципального института, доктора допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений исторических наук, доктора М.Н. Супруна. Историк работал над составлением «книг памяти» и собирал в архиве информационного центра УВД Архангельской области сведения о репатриированных с местности Германии по окончании 2-ой мировой войны гражданах допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений СССР, являющихся этническими германцами либо поляками, выселенных на местность Архангельской области (спецпереселенцах).

М.Н. Супруна обвинили в совершении злодеяния, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ («нарушение неприкосновенности личной жизни»), и квалифицировали проводимую им работу допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений как нелегальное собирание сведений о личной жизни лица, составляющих его личную либо семейную тайну, без его согласия.

Так, в постановлении следователя о предоставлении обвинения в числе сведений о личной допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений жизни лиц и сведений, составляющих личную и семейную тайну, которые, по воззрению следствия, были нелегально собраны Супруном М.Н., указываются сведения о том, что потерпевшие:


Заступник М.Н. Супруна, юрист И.Ю. Павлов обжаловал в допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений судебном порядке постановление о возбуждении уголовного дела со ссылкой на то событие, что в обозначенном постановлении не раскрываются понятия «личная тайна» и «семейная тайна» и отсутствуют ссылки на какой-нибудь нормативный правовой акт допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, раскрывающий содержание этих понятий, тем нарушается право обвиняемого знать сущность предъявленного ему обвинения. Не считая того, заступник указывал, что сведения о репрессиях носят общественный нрав, так как одной из сторон в этих правоотношениях выступало допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений правительство, в связи с чем эти сведения, в том числе биографические данные, не могут быть признаны «личной» и «семейной» потаенной.


Но трибуналом было отказано в ублажении жалобы на данное допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений постановление9. В собственном решении трибунал указал, что «частная жизнь — это те стороны личной жизни человека, которые он в силу собственной свободы не вожделеет делать достоянием других». Также трибунал сослался на Определение Конституционного допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Суда РФ № 248-О от 09.06.2005 г., в каком обозначено, что в понятие «частная жизнь» врубается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений и страны, если она не носит противоправный нрав, и что право на неприкосновенность личной жизни значит предоставленную человеку и гарантированную государством возможность держать под контролем информацию о самом для себя, препятствовать разглашению допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений сведений личного, интимного нрава. Кроме этого, трибунал отметил, что ограничение на доступ к собранным Супруном М.Н. сведениям установлено ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации», Указом Президента РФ допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений «Об утверждении списка сведений секретного характера», Федеральным законом «О индивидуальных данных», Приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Русской Федерации, Министерства внутренних дел Русской Федерации, Федеральной службы безопасности Русской Федерации от 25 июля 2006 г. № 375/584/352 «Об утверждении Положения допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений о порядке доступа к материалам, хранящимся в муниципальных архивах и архивах муниципальных органов Русской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, также фильтрационно-проверочных дел», вследствие допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений чего у следователя имелись основания для вынесения оспариваемого постановления о возбуждении уголовного дела.

При всем этом трибуналом в собственном постановлении не было дано какой-нибудь трактовки понятию «личная» и «семейная» потаенна и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений его соотношению с понятием «частная жизнь».


Меж тем применительно к соотношению этих понятий стоит отметить, что «личная и домашняя тайна» и «частная жизнь» соотносятся меж собой как часть и целое. Так, к личной допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений жизни лица могут относиться не только лишь сведения, составляющие «личную и семейную тайну» гражданина, но также и другие сведения, касающиеся его личной жизни, но не являющиеся «личной» и «семейной» потаенной. При допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений всем этом принципиальным будет то событие, что ч. 1 ст. 137 УК РФ устанавливает уголовщину за сбор не всех сведений о «частной жизни», а конкретно «сведений о личной жизни лица, составляющих его личную либо семейную допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений тайну».


Что касается итогов уголовного дела Супруна М.Н., то по результатам его судебного рассмотрения 8 декабря 2011 года Октябрьским районным трибуналом г. Архангельска было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в связи с допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений истечением сроков давности вербования историка к уголовной ответственности10. Все же, в собственном постановлении трибунал первой инстанции признал историка виноватым в нелегальном сборе сведений о личной жизни лиц, составляющих их личную и семейную допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений тайну. При этом, как надо из текста решения суда, при отнесении собранной М.Н. Супруном инфы к личной и домашней тайне трибунал первой инстанции управлялся воззрением потерпевших – родственников спецпоселенцев, которые допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений считали, что собранные М.Н. Супруном сведения являются их личной либо домашней потаенной, так как они типо носят некомплиментарный нрав и распространение таких сведений может нанести им репутационный вред.

Обозначенное постановление допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений было обжаловано стороной защиты в кассационную инстанцию, но кассационным определением Архангельского областного суда от 28 февраля 2012 года11 постановление было оставлено в силе.


Все же, представляется спорным вывод судов о том, что собираемые Супруном М допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений.Н. сведения являются по собственной природе сведениями, составляющими «личную» и «семейную» тайну, и даже сведениями о «частной жизни» лиц. Что касается квалификации данных сведений как сведений о «частной жизни» людей, то допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений исходя из определения Конституционного Суда РФ № 248-О от 09.06.2005 г., к «частной жизни» можно отнести только ту область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу и не подлежит контролю со стороны общества и страны допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений. Меж тем, собранные Супруном М.Н. сведения касаются лиц, подвергшихся политическим репрессиям; соответственно, область жизнедеятельности данных лиц, связанная с применением в отношении их репрессивных мер (направление в спецпоселения и др.), уже подлежала допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений контролю со стороны общественных органов страны, вследствие чего связанные с этими событиями сведения уже не могут относиться к личной жизни лиц. Не считая того, Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» исходит допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений из необходимости предания гласности главным сведениям о реабилитированных лицах, так как в ст. 18 данного Закона содержится указание на опубликование списков реабилитированных лиц с указанием их главных биографических данных в органах печати. К тому допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений же, предложенный трибуналом подход к истолкованию «личной и домашней тайны», который основан на желании самих лиц скрыть ту либо иную информацию о для себя либо собственных родственниках, не может быть допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений признан обоснованным. Избранный трибуналом подход позволяет основывать правоприменительные решения (в этом случае — решение о вербовании к уголовной ответственности) не на законе, а на личном мировоззрении лиц, которые (как это было с потерпевшими в допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений данном уголовном деле) могут быть так либо по другому заинтересованы в финале дела. Меж тем, 1-го только желания гражданина скрыть какие-то касающиеся его сведения, пусть даже некомплиментарного нрава, не может быть довольно для допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений их отнесения к какой-нибудь тайне вообщем, и к личной либо домашней тайне, а именно.


Таким макаром, отсутствие в текущее время в законодательстве определения понятия «личная и домашняя тайна» тянет допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений для юзеров архивами значимые трудности при работе в архивах и, как показал описанный чуть повыше пример уголовного дела, возможность безосновательного вербования к ответственности.


Препядствия с применением ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений деле в Русской Федерации» можно также проиллюстрировать последующими примерами отказов архивов в предоставлении юзерам доступа к архивным документам.


В июле 2011 года Санкт-Петербургское государственное учреждение «Центральный муниципальный архив литературы и искусства» выдало допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений для ознакомления М.Н. Золотоносову личное дело писателя Г.И. Мирошниченко. Обозначенное личное дело писателя велось Союзом писателей, и в его состав были включены такие документы, как выписки из стенограмм и протоколов допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений заседаний Союза писателей, пояснительные записки, свойства, выданные данным Союзом, которые за ранее дискуссировались на разных заседаниях данной организации, т. е. документы, характеризующие общественную (публичную) сторону жизни лица и предназначенные не для личного использования, а допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений для ознакомления с ними огромного круга лиц, присутствующих на заседаниях Союза писателей. Меж тем М.Н. Золотоносову ограничили доступ к нескольким листам из обозначенного дела: эти листы закрыли конвертами. Работники архива допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений на вопрос о причинах ограничения доступа к отдельным документам из дела сослались на наличие на обозначенных листах сведений о личной и домашней тайне и личной жизни гражданина, в связи с чем доступ к допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений ним ограничен на основании ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивной деле в Русской Федерации».

Данный отказ в предоставлении архивных документов был обжалован М.Н. Золотоносовым в Дзержинский районный трибунал допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений г. Санкт-Петербурга. По итогам рассмотрения дела трибунал вынес решение, которым отказал в ублажении требований заявителя о признании нелегальным решения архива об ограничении доступа исследователя к интересующему его архивному документу12. При всем этом допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в собственном решении трибунал не привел какого-нибудь обоснования собственному выводу об отнесении имеющихся в запрошенном архивном документе сведений к личной и домашней тайне, а только констатировал факт наличия схожих сведений в документе, установленный допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений на основании обозрения трибуналом самого архивного документа. Решение суда первой инстанции было обжаловано заявителем в вышестоящий трибунал, но кассационным определением Санкт-Петербургского городского13 суда решение было оставлено в силе.


Схожее ограничение допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений на доступ к архивным документам со ссылкой на ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации» было произведено также в Санкт-Петербургском муниципальном учреждении «Центральный муниципальный архив историко-политических допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений документов», где Золотоносову М.Н. выдали ряд архивных дел, в каких отдельные листы были закрыты конвертами. При всем этом выданные архивные дела состояли из стенограмм и протоколов разных партийных собраний и заседаний допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений партбюро, соответственно содержащаяся в данных документах информация имела заранее общественный, но не личный нрав.

Данный отказ в предоставлении архивной инфы также был обжалован Золотоносовым М.Н. в судебном порядке, но решением Смольнинского районного суда допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений г. Санкт-Петербурга от 24 января 2012 года14 его требования о признании нелегальным решения архива об отнесении сведений, содержащихся в запрошенных архивных документах, к личной и домашней тайне, были оставлены без ублажения допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений. Определением Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2012 года15, вынесенным по итогам рассмотрения апелляционной жалобы Золотоносова М.Н., решение суда первой инстанции было оставлено в силе. В собственном решении трибунал первой инстанции, основываясь на допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений пояснениях служащих архива, изложенных ими в процессе судебного заседания, указал, что в интересующих заявителя архивных документах содержатся сведения о совершении лицами уголовно-наказуемых деяний. Как представляется, это событие должно было допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений свидетельствовать о беззаконности действий архива, так как сведения о совершении противоправных деяний, по смыслу упомянутого выше постановления Конституционного Суда РФ № 248-О от 09.06.2005 г., не могут быть отнесены к сфере личной жизни и личной допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений и домашней тайне. Но, невзирая на это событие, трибунал в собственном решении отметил, что наличие в документе подобного рода сведений при отсутствии указания на вынесенный в отношении этих лиц приговор, устанавливающий их вину допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, не может считаться основанием для вывода о беззаконности действий служащих архива по ограничению права юзеров на ознакомление с обозначенными документами. На основании изложенного, трибунал признал отказ архива в предоставлении Золотоносову М.Н. доступа допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений к документам легитимным и обоснованным.


Необходимо отметить, что в процессе рассмотрения судами обоих дел Золотоносовым М.Н. и его представителями подымался вопрос о необходимости исследования трибуналом самих архивных документов, к которым допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений был ограничен доступ, для установления наличия в их сведений, которые могут быть отнесены к личной и домашней тайне. При всем этом в рамках первого дела Дзержинским районным трибуналом г. Санкт-Петербурга допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений был истребован у архива интересующий заявителя архивный документ, но обозрение его выполнялось только трибуналом (при этом заявителю было отказано в способности ознакомиться с ним, и сама копия архивного документа не была приобщена к допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений материалам дела). В рамках же второго дела Смольнинский районный трибунал г. Санкт-Петербурга отказал в ублажении ходатайства заявителя об истребовании архивных документов, и в базу собственного решения трибунал положил только допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений пояснения служащих архива о том, какого рода информация содержится в интересующих заявителя архивных документах.

Как видно, обозначенные примеры из судебной практики по оспариванию отказов в доступе к архивным документам по мотивам наличия допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в их «личной и домашней тайны» показывают не только лишь трудности в истолковании понятия «личной и домашней тайны», да и процессуальные трудности, возникающие при доказывании в суде факта отсутствия в документах сведений допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, составляющих личную и семейную тайну: почти всегда суды отрешаются истребовать и учить сами архивные документы, а руководствуются только пояснениями архива о том, какого рода сведения содержатся в архивном документе (обозначенные пояснения архива допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений принимаются трибуналом как достоверные и не подвергаются какой-нибудь проверке). При всем этом даже в случае истребования трибуналом самого архивного документа для исследования ознакомление с ним заявителя ограничивается (хотя даже по делам, связанным допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений с оспариванием обоснованности отнесения сведений к гос тайне трибунал позволяет сторонам процесса ознакомиться с скрытыми архивными документами, о чем было подробнее изложено выше).


Таким макаром, ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в Русской Федерации» в текущее время довольно нередко употребляется архивами для ограничения доступа юзеров к отдельным документам. При всем этом обоснованность таких ограничений и квалификация определенных сведений как относящихся к «личной и домашней тайне допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений» и «частной жизни» лиц часто вызывает сомнения, но судебная защита нарушенного права на доступ к архивной инфы в этих случаях является довольно проблематической.


4. Очередной неувязкой, затрудняющей на практике доступ исследователей к архивной допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений инфы, является неувязка введения на уровне подзаконных актов ограничений на доступ к архивным документам, не предусмотренных федеральными законами.


Согласно действующему законодательству (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ч. 1 ст. 8 Федерального закона допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений «Об инфы, информационных технологий и о защите информации», п. 1 ч. 1 ст. 4, ст. 5 Федерального закона «Об обеспечении доступа к инфы о деятельности муниципальных органов и органов местного самоуправления»), право на доступ к инфы допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений (в том числе к архивным документам) может быть ограничено лишь на основании федерального закона.

Меж тем в текущее время в архивном законодательстве имеются акты, устанавливающие ограничения на доступ к архивной инфы, не предусмотренные федеральными законами допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений.

К таким актам относится «Положение о порядке доступа к материалам, хранящимся в муниципальных архивах и архивах муниципальных органов Русской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, также фильтрационно-проверочных дел», утвержденное Приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Русской Федерации, Министерства внутренних дел Русской Федерации, Федеральной службы безопасности Русской Федерации от 25 июля 2006 г. № 375/584/352 (дальше — Положение).

Данное Положение содержит допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений ряд норм, в каких закреплены ограничения на доступ к материалам архивных дел, содержащим информацию о репрессированных лицах (материалы прекращенных уголовных и административных дел и фильтрационно-проверочных дел в отношении репрессированных и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений потом реабилитированных лиц).


Так, абзац 2-ой подпункта «з» пт 6 Положения устанавливает, что другие лица (не являющиеся реабилитированными лицами и их родственниками и наследниками) могут быть допущены к материалам дел до истечения 75 лет с момента сотворения допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений документов с письменного согласия реабилитированных лиц либо лиц, в отношении которых велось создание по фильтрационно-проверочным делам, а после их погибели – с согласия их наследников на основании соответственного заявления либо ходатайства допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений при предоставлении документов, удостоверяющих личность, также доверенности, оформленной в установленном законом порядке, от реабилитированных лиц и лиц, в отношении которых велось создание по фильтрационно-проверочным делам, либо от их наследников.

Данная допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений норма закрепляет ограничение права других лиц, в том числе исследователей, на доступ ко всем без исключения материалам прекращенных административных, уголовных, фильтрационно-проверочных дел в отношении репрессированных лиц, хранящихся в муниципальных архивах и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений архивах муниципальных органов Русской Федерации.

Меж тем в федеральных законах (в ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации») устанавливается ограничение на доступ только к архивным документам, содержащим сведения о допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений личной и домашней тайне гражданина, его личной жизни, также сведения, создающие опасность для его безопасности.

Таким макаром, абзац 2-ой подпункта «з» пт 6 Положения противоречит ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в Русской Федерации», так как позволяет ограничивать доступ других лиц даже к тем документам, входящим в состав прекращенных административных, уголовных и фильтрационно-проверочных дел в отношении репрессированных лиц, которые не содержат внутри себя допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений никаких сведений о личной и домашней тайне гражданина, его личной жизни и сведений, создающих опасность его безопасности.


Обозначенная норма Положения оспаривалась организацией «Мемориал» в Верховном Суде РФ. Но трибунал не усмотрел противоречия допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений меж данной нормой и действующими федеральными законами и отказал в ублажении заявления организации «Мемориал»16. Более того, в определении об отказе в ублажении кассационной жалобы организации «Мемориал» на решение суда первой инстанции Кассационная коллегия допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Верховного Суда РФ указала, что, по ее воззрению, оспоренные положения пт 6 Положения не распространяют содержащие в нем ограничения, предусмотренные и федеральным законом, на доступ других лиц к архивным документам, не содержащим сведений, составляющих допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений личную и семейную тайну, сведений о личной жизни17.

Меж тем данная трактовка суда расползается с практикой работы архивов, которые отказывают в доступе исследователей к хоть каким материалам дел, касающимся репрессированных лиц допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, без выяснения вопроса о реальном наличии в запрашиваемых материалах сведений, составляющих личную и семейную тайну, сведений о личной жизни лица.

О наличии таковой практики свидетельствуют приобретенные организацией «Мемориал» бессчетные письменные отказы допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений разных архивов в предоставлении доступа к архивным документам со ссылкой конкретно на спорные положения п. 6 Положения.

Не считая того, схожую практику можно проиллюстрировать при помощи последующего примера.


Ленинский районный трибунал г. Перми разглядел допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений дело по заявлению Суслова А.Б. к Муниципальному краевому учреждению «Пермский муниципальный архив новой истории» об оспаривании отказа в предоставлении доступа к архивным материалам — делам репрессированных людей.18 Отказ архива в предоставлении допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений архивных документов был мотивирован тем, что запрашиваемые дела будут доступны юзерам только с 2012-2013 гг. в согласовании с п. 6 «Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в муниципальных архивах и архивах муниципальных допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений органов Русской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, также фильтрационно-проверочных дел».

Трибунал отказал в ублажении требований Суслова А.Б., сославшись в качестве 1-го из аргументов допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений в обоснование данного решения на ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации», которым установлено ограничение на доступ к документам, содержащим сведения, составляющие личную и семейную тайну, и сведения о личной жизни. При допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений всем этом трибунал отметил, что запрашиваемые истцом дела определенных людей «безусловно содержат сведения об их личной и домашней тайне, личной жизни». Ссылку истца на то, что отказом архива он лишен доступа и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений к обвинительным заключениям в отношении репрессированных людей, приговорам, заключениям экспертиз и другим документам, которые не содержат секретной инфы, трибунал отторг, указав, что истцом были истребованы конкретно дела людей, которые содержат сведения о допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений личной жизни, а не определенные документы, доступ к которым разрешен законодательством. Не считая того, трибунал указал, что п. 6 «Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в муниципальных архивах и архивах муниципальных органов Русской допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, также фильтрационно-проверочных дел» согласуется с положениями ч. 3 ст. 25 Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации» и не противоречит допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений им.

Таким макаром, обозначенный пример иллюстрирует, что в текущее время абзац 2-ой подпункта «з» пт 6 Положения вправду препятствует исследователям с ознакомлении с теми документами из дел, касающихся реабилитированных лиц допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, которые не содержат какой-нибудь охраняемой законом потаенны (в том числе личной и домашней потаенны и потаенны личной жизни).


Необходимо отметить, что обозначенная выше неувязка внедрения абзаца второго подпункта «з» пт 6 Положения как основания допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений для отказа в выдаче исследователям всего архивного дела на реабилитированное лицо связана с более широкой неувязкой ограничения доступа исследователей ко всему архивному материалу (либо документу) в случае, когда сведения ограниченного доступа содержатся допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений только в части архивного материала (документа). На практике часто из-за наличия в архивном документе только маленького куска, содержащего сведения ограниченного доступа, от исследователей полностью запирается весь документ (а время от времени и допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений все архивное дело), что значительно ограничивает способности исследователей по исследованию архивных первоисточников. Представляется, что обозначенная неувязка может быть решена методом внесения конфигураций в Федеральный закон «Об архивном деле в Русской Федерации допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений», предусматривающих возможность предоставления юзеру доступа к содержащейся в архивном документе общедоступной инфы (более тщательно предложения по обозначенным изменениям сформулированы ниже).


Другой нормой Положения, которая также устанавливает дополнительное ограничение на доступ к допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений архивной инфы, является пункт 9 Положения.

Согласно п. 9 Положения, документы, содержащие информацию с индивидуальными данными лиц, в отношении которых создание по делам не производилось, но сведения в деле имеются, до истечения установленного законодательством Русской Федерации допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений срока юзеру не предоставляются. Данное ограничение может быть снято при соблюдении условия обезличивания в предоставляемых копиях документов индивидуальных данных вышеуказанных лиц.

Данный пункт устанавливает не предусмотренное федеральными законами ограничение на доступ допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений к архивным документам, так как в согласовании с п. 2 ч. 2 Федерального закона «О индивидуальных данных» действие данного Закона не распространяется на организации хранения, комплектования, учета и использования содержащих индивидуальные данные допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений документов Архивного фонда Русской Федерации и других архивных документов в согласовании с законодательством об архивном деле в Русской Федерации.


Обозначенный п. 9 Положения также оспаривался организацией «Мемориал» в Верховном Суде РФ, но трибунал вынес решение допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений об отказе в ублажении требований о признании этого пт недействующим19.

В собственном решении, а потом и в кассационном определении, Верховный Трибунал РФ указал, что в согласовании с ч. 2 ст. 25 Федерального закона «Об архивном допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений деле в Русской Федерации» ограничивается доступ к архивным документам независимо от их форм принадлежности, содержащим сведения, составляющие муниципальную и иную охраняемую законодательством Русской Федерации тайну. К охраняемой законодательством Русской Федерации тайне допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений трибунал отнес и индивидуальные данные, так как в согласовании с Указом Президента РФ от 06 марта 1997 г. № 188 «Об утверждении списка сведений секретного характера» они отнесены к секретной инфы.

Меж тем с допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений обозначенным резоном суда согласиться нельзя, так как сам Федеральный закон «О индивидуальных данных», принятый позже, исключил в текущее время архивные документы из сферы собственного деяния. Соответственно, требования Федерального закона «О индивидуальных данных», касающиеся необходимости допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений сохранения конфиденциальности индивидуальных данных (ст. 7 Федерального закона «О индивидуальных данных»), не должны распространяться на архивные документы.


Очередной проблемной нормой, которая содержится в Положении и является поводом для ограничения прав исследователей на доступ к допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений архивным документам по основаниям, не предусмотренным федеральными законами, является пункт 5 Положения.

Абзац 1-ый данного пт 5 устанавливает последующее: «Настоящее Положение не регулирует вопросы доступа к материалам уголовных и административных дел в отношении лиц допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, которым отказано в реабилитации, либо к делам, которые еще не пересмотрены в установленном законодательством Русской Федерации порядке». Меж тем, 2-ой абзац обозначенного пт закрепляет: «На воззвания людей по доступу допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений к материалам уголовных и административных дел с отрицательными заключениями о реабилитации проходящих по ним лиц архивами выдаются справки о результатах пересмотра».

В текущее время обозначенная норма служит основанием для отказа в предоставлении допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений юзерам для ознакомления материалов прекращенных административных, уголовных, фильтрационно-проверочных дел в этом случае, если проходившие по делам граждане не были реабилитированы. Подобные материалы в отношении нереабилитированных лиц архивы отрешаются выдавать даже родственникам фигурирующих в делах допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений людей, обосновывая собственный отказ ссылкой на п. 5 Положения, предусматривающий выдачу в таких случаях только справки о результатах пересмотра запрашиваемого дела. А именно, в практике Фонда Свободы Инфы (Института Развития Свободы Инфы допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений) встречались случаи воззвания за помощью людей, которым было отказано в ознакомлении с материалами архивных уголовных дел на их родственников конкретно по мотивам отсутствия заключения о реабилитации обозначенных родственников (к примеру, подобные отказы допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений были совершены Управлением ФСБ Рф по Приморскому краю и Центральным архивом ФСБ Рф). При всем этом в собственных письменных ответах об отказе в ознакомлении с схожими делами ведомства ссылались на допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений то, что ознакомление с материалами дел на нереабилитированных людей русским законодательством не предвидено.

Меж тем, есть основания считать, что таковой подход органов власти к применению п. 5 Положения является безосновательным. Как было отмечено выше допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, в первом абзаце обозначенного пт говорится о том, что Положение не распространяется на вопросы доступа к материалам дел в отношении лиц, которым было отказано в реабилитации, либо к делам, которые еще допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений не пересмотрены в установленном законодательством порядке. Представляется, что данный абзац совсем не свидетельствует о том, что юзеры не имеют права доступа к схожим делам, быстрее он значит, что вопросы доступа к делам нереабилитированных лиц допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений регулируются не обозначенным Положением, а общими нормами архивного законодательства, т. е. Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации». Обозначенный федеральный закон предугадывает возможность ограничения доступа юзеров к архивным документам допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений только по основаниям, установленным в ст. 25 этого закона, при всем этом в данной статье отсутствует такое основание для отказа в предоставлении архивных материалов, как отказ в реабилитации лица, проходящего по архивному уголовному допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, административному либо фильтрационно-проверочному делу. Не считая того, абзац 2-ой пт 5 Положения, который предугадывает выдачу обратившимся гражданам справки о результатах пересмотра дела, также не содержит прямого запрета на предоставление самих материалов дела допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений юзеру (говорится только о необходимости выдать им подобающую справку, а не об неотклонимом отказе в ознакомлении обратившихся людей с архивными материалами).

С учетом изложенного, пункт 5 Положения в текущее время неоправданно толкуется правоприменительными органами как устанавливающий допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений ограничения на доступ к материалам дел на нереабилитированных лиц, хотя на уровне федеральных законов (а именно, Федерального закона «Об архивном деле в Русской Федерации») подобные ограничения отсутствуют.


Таким макаром допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений, можно прийти к выводу, что в текущее время существует неувязка установления на уровне подзаконных актов ограничений на доступ к архивным документам, не предусмотренных федеральными законами. В этой связи ситуация утежеляется к тому же тем, что допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений существенное количество подзаконных актов в сфере доступа к архивным документам принимаются с пометкой «Для служебного пользования» либо имеют грифы секретности, вследствие чего становится неосуществимым ознакомление юзеров с такими правовыми допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений актами и проверка их на соответствие действующему законодательству.

Так, на реальный момент фактически все принятые снутри ведомств списки сведений, относящиеся в данных ведомствах к гос тайне, сами являются скрытыми. Не считая того, большая допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений часть принимаемых Междуведомственной комиссией по защите гос тайне документов, регулирующих сферу доступа к архивным документам и вопросы рассекречивания, относятся к инфы «Для служебного пользования».

К примеру, до недавнешнего времени пометка «Для служебного пользования допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений» имелась на решении Междуведомственной комиссии по защите гос потаенны от 12 марта 2010 года № 178 «Об утверждении Типового положения о порядке рассекречивания и продления сроков засекречивания архивных документов», и у исследователей не было способности ознакомиться допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений с данным Типовым положением. Но 01 июня 2011 года Калининским районным трибуналом г. Санкт-Петербурга по заявлению юзера архивами Золотоносова М.Н. было признано нелегальным решение Междуведомственной комиссии по защите гос потаенны об отнесении обозначенного допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений Типового положения к служебной инфы ограниченного распространения, и трибунал обязал снять пометку «Для служебного пользования» с данного документа20.

Изложенное судебное дело, невзирая на его положительный финал, указывает, что в текущее время от допускается отнесение сведений к государственной тайне при отсутствии обоснования наличия ущерба безопасности Российской Федерации от распространения данных сведений юзеров пробуют скрыть под разными грифами не только лишь сами архивные документы, да и правила и процедуры по воззванию с такими документами, что существенно затрудняет работу исследователей.




dopolnitelnie-metodi-primeneniya-efirnih-masel.html
dopolnitelnie-nablyudeniya.html
dopolnitelnie-normativnie-pravovie-akti.html